News

Решение Томского областного суда

Опубликовано: 02/10/2001

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

23 июля 2001 года Томский областной суд в составе:

председательствующего Богдановой О.В.
с участием адвоката Лебедева К.Е.
при секретаре Демидовой Н.А.

02/10-2001

Решение Томского областного суда

 

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

23 июля 2001 года Томский областной суд в составе:

председательствующего Богдановой О.В.
с участием адвоката Лебедева К.Е.
при секретаре Демидовой Н.А.

 

рассмотрев в закрытом судебном заседании в г. Томске дело по иску Райченок Галины Васильевны, Изюмовой Нины Константиновны, Родюкевич Ивана Васильевича, Курилович Василия Иосифовича, Лавникович Бориса Ивановича, Херман Антониды Петровны, Плотниковой Светланы Федоровны, Кащеева Петра Васильевича, Кабышева Василия Александровича, Кабышевой Нины Васильевны, Борщенко Лидии Сергеевны, Полех Анатолия Тимофеевича, Медюха Петра Дмитриевича, Борщенко Гавриила Даниловича, Байгуловой Татьяны Михайловны, Плотниковой Анастасии Васильевны, Сясиной Анны Васильевны, Барон Елизаветы Ивановны, Медюха Лидии Власовны, Курлович Александра Ивановича, Хорошко Нины Антоновны, Борщенко Владимира Гавриловича

к Сибирскому химическому комбинату о прекращении деятельности Сибирского химического комбината по захоронению жидких радиоактивных отходов, к Сибирскому химическому комбинату о возмещении морального вреда;

по иску Райченок Г.В., Изюмовой Н.К., Родюкевич И.В., Херман А.П., Плотниковой С.Ф., Кащеева П.В., Кабышева В.А., Кабышевой Н.В., Медюха П.Д., Борщенко Г.Д., Байгуловой Т.М., Плотниковой А.В., Сясиной А. В., Барон Е. И., Медюха Л. В., Хорошко Н.А., Борщенко В.Г. к Администрации Томской области о возмещении морального вреда,

УСТАНОВИЛ:
Истцы Райченок Г.В., Изюмова Н.К., Родюкевич И.В., Курилович В.И., Лавникович Б.И., Херман А.П., Плотникова С.Ф., Кащеев П.В., Кабышев В.А., Кабышева В.А., Кабышева Н.В., Ьоршенко Л.С., Полех А.Т., Медюха П.Д., Борщенко Г.Д., Байгулова Т.М., Плотникова А.В., Сясина А.В., Барон Е.И., Медюха Л.В., Курлович А.И., Хорошко Н.А., Борщенко В.Г. обратились в суд с иском к Сибирскому химическому комбинату о прекращении деятельности Сибирского химического комбината по захоронению жидких радиоактивных отходов, к Сибирскому химическому комбинату о возмещении морального вреда.

Кроме того, истцы Райченок Г.В., Изюмова Н.К., Херман А.П., Плотникова С.Ф., Кащеев П.В., Кабышев В.А., Кабышева Н.В., Медюха П.Д., Борщенко Г.Д., Байгулова Т.М., Плотникова А.В., Сясина А.В., Барон Е.И., Медюха Л.В., Хорошко Н.А., Борщенко В.Г. обратились и к администрации Томской области о возмещении морального вреда.

Исковые требования о прекращении деятельности Сибирского химического комбината по захоронению жидких радиоактивных отходов в подземные водоносные горизонты мотивируют тем, что Сибирский химический комбинат, не имея лицензии Федерального надзора по ядерной и радиационной безопасности РФ на захоронение ЖРО в подземные водоносные горизонты, осуществляет эту деятельность, захоронение ЖРО в водоносные горизонты противоречит действующему законодательству.

По мнению истцов эта деятельность Сибирского химического комбината является экологически вредной, так как приводит к радиоактивному загрязнению местности, подземных вод, пригодных для питьевого водоснабжения, и посягает на их право на благоприятную и безопасную окружающую среду, в связи с чем они просят взыскать с Сибирского химического комбината компенсацию морального вреда. Также просят взыскать компенсацию морального вреда и с Администрации Томской области в связи с тем, что в 1996 году она выдавала СХК лицензию — 00210 на использование недр для захоронения жидких радиоактивных отходов, а также в связи с тем, что Администрация Томской области не приняла мер к расселению жителей деревни Георгиевка после аварии, которая случилась на Сибирском химическом комбинате 6 апреля 1993 года.

Кроме того, исковые требования о возмещении морального вреда истцы мотивируют тем, что 6 апреля 1993 года на Сибирском химическом комбинате произошла авария, следствием которой явилось радиоактивное загрязнение местности, в которой они проживают — д.Георгиевка. Эта авария явилась для них тяжёлой моральной травмой, поскольку вызвала радиоактивное загрязнение д. Георгиевки и её окрестностей, нарушила их права на благоприятную и безопасную окружающую среду, права на проживание в условиях, благоприятных для жизни и здоровья, окружающей природной среды, о чём свидетельствовали мероприятия, проводимые после аварии: дезактивация усадеб и огородов в д.Георгиевка, проводимая на протяжении четырёх месяцев, знаки радиационной безопасности, выставленные вокруг деревни, запрещение выпаса скота, сбора дикороссов, невозможность использования приусадебных участков.

В судебном заседании истцы Курилович В.И., Борщенко Л.С., Лавникович Б.И., Курлович А.И. исковые требования поддержали частично: в части требований о прекращении деятельности Сибирского химического комбината по захоронению ЖРО и о возмещении морального вреда с Сибирского химического комбината, от остальной части исковых требований отказались, о чем вынесено определение о прекращении производства по делу. В счет возмещения морального вреда просили взыскать с Сибирского химического комбината: Курилович В.И. -1260000 рублей, Борщенко Л.С.-200000 рублей, Лавникович Б.И.-100000 рублей, Курлович А.И.-300000 рублей.

Истец Полех А.Т. также поддержал исковые требования в части, отказавшись от исковых требований в части возмещения морального вреда с Администрации Томской области, о чем также вынесено определение суда о прекращении производства по делу, в остальной части исковые требования поддержал, просил взыскать в счет возмещения морального вреда с Сибирского химического комбината 150000 рублей.

Истцы: Изюмова Н.К., Кащеев П.В., Кабышев В.А., Медюха П.Д, Байгулова Т.М., Барон Е.П., Хорошко Н.А., исковые требования поддержали в полном объеме, просили взыскать в счет возмещения морального вреда с Сибирского химического комбината и Администрации Томской области: Изюмова Н.К.- по 200000 рублей, Кащеев П.В.- по 1000000 рублей, Кабышев В.А. — по 150000 рублей, Медюха П.Д. — 150000 рублей, Байгулова Т.М. — по 150000 рублей, Барон Е.И. — по 75000 рублей, Хорошко Н.А. по 150000 рублей.

Истцы: Райченок Г.В., Родюкович И.В., Херман А.П., Плотникова С.Ф., Кабышева Н.В., Борщенко Г.Д., Плотникова А.В., Сясина А.В., Медюха Л.В., Борщенко В.Г. в судебное заседание не явились, представили в суд заявления с просьбой рассмотреть дело в их отсутствии.

Суд находит возможным рассмотреть дело в их отсутствии.

Представитель Сибирского химического комбината — Банин В.Н., действующий по доверенности от 15 марта 2001 года за -19/64 Д, исковые требования не признал, пояснив, что истцами не представлено доказательств о характере причиненных им физических или нравственных страданий в результате инцидента, который произошел на Сибирском химическом комбинате 6 апреля 1993 года, в то время Сибирским химическим комбинатом представлены письменные доказательства о том, что вред жизни и здоровью жителям п.Георгиевка в результате данного инцидента не был причинен, проживание в данном населенном пункте и занятие сельским хозяйством возможно. Считает, что Администрация Томской области должна нести ответственность по возмещению морального вреда, так как Правительством РФ выделялись денежные средства в связи с вышеуказанным инцидентом, однако эти средства были использованы не по целевому назначению. В части исковых требований о прекращении деятельности Сибирского химического комбината по захоронению ЖРО просил отказать, так как согласно заключения государственной экологической экспертизы деятельность комбината по захоронению ЖРО не оказывает какого-либо вредоносного воздействия.

Представитель Администрации Томской области — Награблина Н.М., действующая по доверенности — 8 от 31 января 2001 г. исковые требования о возмещении морального вреда не признала, пояснив, что Администрация является ненадлежащим ответчиком по данному делу, поскольку в соответствии со ст.ст. 53-59 ФЗ «Об использовании атомной энергии» ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью граждан при выполнении работ в области использовании атомной энергии несет эксплуатирующая организация, т.е. Сибирский химический комбинат. Со стороны Администрации Томской области не имело места нарушение прав жителей д. Георгиевка на выбор места жительства, свободу передвижения, на благоприятную окружающую среду. Доказательств, обосновывающих эти обстоятельства, истцами не представлено, как не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между действиями Администрации Томской области и нравственными страданиями истцов.

Судом к участию в деле в качестве ответчика было привлечено Министерство природных ресурсов.

Представитель Министерства природных ресурсов РФ — Добнер Г.А., действующий по доверенности от 29 января 2001 г. за — БЯ -23/599, исковые требования не признал, считает, что вопрос о прекращении деятельности Сибирского химического комбината должен решаться на уровне Правительства РФ, Сибирский химический комбинат осуществлял деятельность по использованию недр на основании лицензии, выданной в установленном Законом порядке.

Проверив материалы дела, выслушав пояснения истцов, их представителя — адвоката Лебедева К.Е., поддержавших исковые требования, пояснения представителей ответчиков, возражавших против исковых требований, суд находит исковые требования подлежащими частичному удовлетворению — в части требований к Сибирскому химическому комбинату о возмещении морального вреда, причиненного в результате инцидента, произошедшего 6 апреля 1993 года, в удовлетворении остальной части исковых требований следует отказать по следующим основаниям:

Требования истцов о прекращении деятельности Сибирского химического комбината по захоронению ЖРО в подземные водоносные горизонты в связи с тем, что у него нет лицензии Госатомнадзора на данный вид деятельности, а также в связи с тем, что эта деятельность Сибирского химического комбината является экологически вредной, так как приводит к радиоактивному загрязнению местности и подземных вод, пригодных для питьевого водоснабжения, не основаны на Законе и не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Судом установлено, что захоронение жидких радиоактивных отходов осуществляется Сибирским химическим комбинатом с 1963 года.

До принятия Положения «О порядке лицензирования пользования недрами» и Закона «О недрах» захоронение ЖРО Сибирским химическим комбинатом производилось на основании распоряжения СМ СССР — 3019 от 13 сентября 1958 года и — 3173 от 15 октября 1960 года, Постановлений ЦК КПСС и СМ СССР — 842-304 от 26 октября 1965 года и 365-111 от 29 июня 1975 года, решений комиссий Президиума СМ СССР по военно-промышленным вопросам — 160 от 29 июня 1975 года и приказов Министерства среднего машиностроения СССР от 1 октября 1958 года и 9 ноября 1960 года.

Ст.9 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик, Положение об охране подземных вод предусматривали порядок пользования недрами для захоронения ЖРО и не запрещали такие захоронения.

Впоследствии отношения на право пользования недрами стали регулироваться Федеральным Законом «О недрах» и Положением «О порядке лицензирования пользования недрами», утверждённым Постановлением Верховного Совета РФ — 3314-1 от 15 июля 1992 года.

Согласно ст.11 п.1 Закона РФ «О недрах» представление недр в пользование оформляется специальным государственным разрешением в виде лицензии. Исходя из положения ч.2 ст.11 Закона РФ «О недрах», эта лицензия является документом, подтверждающим не право его владельца совершить определённый вид деятельности, а является документом, удостоверяющим право его владельца пользоваться участком недр в определённых границах, в соответствии с указанной целью, в определённые лицензией сроки и при соблюдении им заранее оговорённых условий.

Такая лицензия за — 00210 на право пользование недрами была получена Сибирским химическим комбинатом в 1996 году сроком на 5 лет. До получения лицензии Сибирскому химическому комбинату было выдано разрешение на спецводопользование, что подтверждается письмом от 08.02.2001 г. за — 17-03/56.

Согласно Положения «О федеральном надзоре России по ядерной и радиационной безопасности», утвержденного распоряжением Президента РФ от 5 июня 1992 года — 283-рп с изменениями от 16 сентября 1993 года и 26 июля 1995 года, Приложения к данному Положению, Госатомнадзор России принимает решения по выдаче разрешений (лицензий) на виды деятельности, связанные с хранением, переработкой, транспортированием, утилизацией и захоронением радиоактивных отходов ( п.п.6,7 Положения и п. 3 Приложения). Эта задача Госатомнадзора России была закреплена и в Положении » О лицензировании деятельности в области использования атомной энергии», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 14 июля 1997 года за — 865, разработанного в целях реализации требований Федерального Закона «Об использовании атомной энергии» от 21 ноября 1995 года — 170-ФЗ.

Во исполнение вышеуказанных документов Сибирским химическим комбинатом в Госатомнадзор России была подана заявка на получение лицензии на вид деятельности по захоронению жидких радиоактивных отходов и по требованию Госатомнадзора Сибирским химическим комбинатом были направлены на государственную геологическую и экологическую экспертизы материалы, обосновывающие безопасность эксплуатации полигона подземного захоронения жидких радиоактивных отходов и их длительное хранение в подземном хранилище, так как заключение государственной экологической экспертизы входит в перечень документов, обязательных к представлению для получения этого вида лицензии (п.12 в. Положения «О лицензировании деятельности в области использования атомной энергии»).

Данное обстоятельство подтверждается письмом от 7 февраля 2001 года за — 57/58.

В настоящее время государственная экологическая экспертиза проведена, что подтверждается представленным суду заключением от 11 апреля 2001 года, в котором экспертная комиссия считает допустимым уровень воздействия на окружающую природную среду глубоких хранилищ жидких радиоактивных отходов Сибирского химического комбината и их дальнейшую эксплуатацию до 2015 года включительно.

До получения лицензии Сибирский химический комбинат осуществляет свою деятельность по хранению ядерных материалов на основании временного разрешения, выданного Госатомнадзором России.

В судебном заседании не нашли своего подтверждения доводы истцов о том, что в результате деятельности Сибирского химического комбината по захоронению ЖРО происходит радиоактивное загрязнение вод, создается опасность для жизни и здоровья не только нынешнего, но и будущих поколений, чем нарушается их права на благоприятную окружающую среду.

Напортив, их доводы в этой части опровергаются заключением государственной экологической экспертизы от 11.04.2001 года, из которого следует, что: захоронение жидких РАО Сибирским химическим комбинатом не оказывает воздействия на окружающую среду за пределами установленных границ — поясов санитарно-защитных зон и горного отвода недр; протекающие в геологической среде процессы при захоронении жидких РАО не создают реальных предпосылок аварийных ситуаций; экологический риск от глубинного захоронения ЖРО в хранилищах, в том числе при продлении их эксплуатации, практически отсутствует, поскольку захороненные в пластах коллекторах отходы не воздействуют на среду непосредственного обитания человека и животных, развитие растительности; по данным прогнозных расчетов (моделирования) миграции компонентов РАО после окончания эксплуатации хранилищ установлено, что в течение 1 тысячи лет радиоактивные нуклиды — компоненты РАО не достигнут границ горного отвода рек.

Ранее также проводилась проверка по влиянию деятельности Сибирского химического комбината на состояние окружающей среды и здоровья населения.

Так из акта проверки подготовки и захоронения жидких радиоактивных отходов на полигонах пл. 18 и 18а Сибирского химического комбината, утвержденного заместителем Министра 27 марта 1995 года следует, что отсутствуют факторы отрицательного радиационного и химического воздействия захороненны РАО на окружающую среду, компоненты РАО будут надежно и безопасно локализованы в пределах горного отвода недр в период времени не менее 1 тысячи лет, в настоящее время и в обозримом будущем отсутствует вероятность воздействия глубинного захоронения РАО на водозаборы г. Северска и г. Томска.

В экспертном заключении «О совместимости жидких радиоактивных отходов СХК с вмещающими породами и пластовыми водами», в комплексном экспертном заключении на «Проект горного отвода площадок 18, 18а для подземного захоронения РО СХК», являющихся приложением к лицензии — 00210, не отмечено каких-либо замечаний по неправильному использованию недр для захоронения ЖРО.

Совокупность вышеизложенного свидетельствует о том, что в судебном заседании не нашло подтверждения то обстоятельство, что деятельность Сибирского химического комбината по захоронению ЖРО является незаконной, либо оказывает какое-то вредное влияние на окружающую среду и жизнедеятельность людей, а поэтому суд считает необходимым отказать истцам в удовлетворении исковых требований о прекращении деятельности Сибирского химического комбината по захоронению жидких радиоактивных отходов.

Соответственно суд считает необходимым отказать истцам в иске и о возмещении морального вреда с Сибирского химического комбината и с Администрации Томской области в связи с деятельностью Сибирского химического комбината и с Администрации Томской области в связи с деятельностью Сибирского химического комбината по захоронению ЖРО, поскольку данное требование является производным от вышеуказанного требования.

Научные работы «Радиационная экогенетика Томской области», «Мутагенные последствия радиационного загрязнения Сибири», «Общие и региональные проблемы радиоэкологии», итоговый отчет на проведенную научно-исследовательскую работу профессора Ильинских Н.Н., на которые ссылаются истцы, суд не расценивает как доказательство по делу.

Разрешая исковые требования истцов о возмещении морального вреда в связи с инцидентом, происшедшим 6 апреля 1993 года на Сибирском химическом комбинате, суд приходит к следующему выводу.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ «Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства. Суд должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Судом установлено, что 6 апреля 1993 года в 12 час.58 мин. на радиохимическом заводе Сибирского химического комбината произошло разрушение технологического аппарата — 6102/2, в котором проводились технологические операции по подготовке уранового раствора к экстракции, с залповым выбросом части активности в окружающую среду. В результате след радиоактивного загрязнения прошел до населенного пункта Георгиевка.

Указанные обстоятельства в судебном заседании не отрицались представителем ответчика — Сибирского химического комбината, а также подтверждается материалами дела: актами оценки состояния радиационной обстановки в районе аварии на Сибирском химическом комбинате (утверждены Председателем ГКЧС Росии С.Шойгу 15 апреля 1993 года, 21 мая 1993 года); докладом в Совет Министров РФ об аварии на Сибирском химическом комбинате 6 мая 1993 года; докладной запиской об аварии на Сибирском химическом комбинате начальника Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем при Минздраве России Министру здравоохранения РФ.

Распоряжением Правительства РФ -582-р от 23 апреля 1994 года предусмотрены меры в целях ликвидации последствий аварии на Сибирском химическом комбинате в Томской области, происшедшей в 1993 году.

Суд считает необходимым согласиться с доводами истцов о том, что в результате вышеуказанного инцидента им пришлось претерпеть моральную травму, стресс, нравственные страдания, поскольку мероприятия, проводимые по устранению последствий аварии: выставление знаков радиационной безопасности вокруг деревни, запрещение выпаса скота, сбора дикоросов, неоднократное проведение дезактивации, неоднократное обследование радиационной обстановки усадеб жителей, проверка их состояния здоровья на предмет воздействия радиации, вызвали нервозную обстановку, боязнь проживания в данном населенном пункте, что свидетельствует о нарушении их прав проживания в условиях, благоприятных для жизни и здоровья окружающей природной среды.

Факт проведения вышеуказанных мероприятий не отрицается самим ответчиком, объективно подтверждается материалами дела.

Учитывая, что инцидент имел место в результате деятельности Сибирского химического комбината, он и должен нести ответственность по возмещению морального вреда, причиненного истцам.

Суд не может согласиться с доводами представителя Сибирского химического комбината о том, что на Сибирский химический комбинат не может быть возложена обязанность по возмещению морального вреда, так как истцами не предоставлено доказательств причинения им вреда здоровью в результате инцидента, происшедшего 6 апреля 1993 года. Доводы представителя в этой части несостоятельны, поскольку в своих исковых заявлениях истцы не ставили вопроса о возмещении материального ущерба, причиненного их здоровью, либо имуществу, ими ставился вопрос только о возмещении морального вреда. Закон не ставит возможность возмещения морального вреда в зависимость от причинения материального ущерба.

Суд не может согласиться с доводами истцов о том, что на Администрацию Томской области должна быть возложена ответственность по возмещению морального вреда в связи с тем, что ею не были приняты меры к своевременному переселению жителей данной деревни.

Указанные доводы истцов не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Ссылка же истцов о том, что Постановлением от 3 июня 1994 года — 240 Администрация Томской области выделяла деньги на компенсацию нанесенного ущерба населению, проживающему в зоне радиоактивного загрязнения, в том числе расходы на переселение, не может быть принята во внимание, так как данное обстоятельство не свидетельствует о том, что на Администрацию Томской области возлагалась обязанность по переселению жителей д. Георгиевка. В ходе рассмотрения дела не было представлено ни одного документа, подтверждающего то обстоятельство, что компетентными органами принималось решение о переселении жителей д. Георгиевка, в связи с невозможностью проживания в данном населенном пункте в результате аварии, происшедшей на Сибирском химическом комбинате 6 апреля 1993 г.

Учитывая изложенное, суд считает необходимым отказать истцам в иске в части удовлетворения их требований о взыскании морального вреда с Администрации Томской области.

Решая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд считает необходимым в пользу истцов : Райченок Г.В., Изюмовой Н.К., Родюкевич И.В., Лавникович Б.И., Херман А.П., Плотниковой С.Ф., Кащеева П.В., Кабышева В.А., Сясиной А.В., Барон Е.И., Медюха Л.В., Хорошко Н.А., Борщенко В.Г., Кабышевой Н.В., Борщенко Л.С., Полех А.Т., Медюха П.Д., Борщенко Г.Д., Байгуловой Т.М., Плотниковой А.В., взыскать по 25 000 рублей, поскольку все они являлись либо постоянными жителями д. Георгиевка, либо имели там фермерское хозяйство и в результате случившегося они, боясь за свою жизнь и здоровье, были вынуждены оставить свое постоянное место жительства, работу и уехать оттуда, а кто не имел такой возможности, проживает там до настоящего времени, испытывая те же чувства.

Что касается истцов: Курилович В.И. и Курлович А.И., то суд считает необходимым в счет компенсации морального вреда взыскать в их пользу по 10000 рублей поскольку, хотя они и не являлись постоянными жителями д. Георгиевка, а постоянно проживали в тот период времени и проживают в настоящее время в г. Томске, однако в д. Георгиевка у них были дачи. В результате случившегося Курилович, боясь за свою жизнь и здоровье вообще бросил ее, а Курлович, хотя и испытывает те же переживания, однако продолжает пользоваться дачей до настоящего времени, так как не имеет материальной возможности построить ее в другом месте. Суд считает, что хотя результатом их нравственных страданий не явилась смена постоянного места жительства, оставление работы, однако они также испытывали нравственные страдания в связи с нарушением их прав на безопасную окружающую среду.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 191-197 ГПК РСФСР, суд РЕШИЛ:

Исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с Сибирского химического комбината в счет возмещения морального вреда в пользу Райченок Галины Васильевны, Изюмовой Нины Константиновны, Родюкевич Ивана Васильевича, Лавникович Бориса Ивановича, Херман Антониды Петровны, Плотниковой Светланы Федоровны, Кащеева Петра Васильевича, Кабышева Василия Александровича, Сясиной Анны Васильевны, Барон Елизаветы Ивановны, Медюха Лидии Власовны, Хорошко Нины Антоновны, Борщенко Владимира Гавриловича, Кабышевой Нины Васильевны, Борщенко Лидии Сергеевны, Полех Анатолия Тимофеевича, Медюха Петра Дмитриевича, Борщенко Гавриила Даниловича, Байгуловой Татьяны Михайловны, Плотниковой Анастасии Васильевны по 25 000 (двадцать пять тысяч) рублей.

Взыскать с Сибирского химического комбината в счет возмещения морального вреда в пользу Курилович Василия Иосифовича, курлович Александра Ивановича по 10 000 (десять тысяч) рублей.

Райченок Галине Васильевне, Изюмовой Нине Константиновне, Родюкевич Ивану Васильевичу, Курилович Василию Иосифовичу, Лавникович Борису Ивановичу, Херман Антониде Петровне, Плотниковой Светлане Федоровне, Кащееву Петру Васильевичу, Кабышеву Василию Александровичу, Кабышевой Нине Васильевне, Борщенко Лидии Сергеевне, Полех Анатолию Тимофеевичу, Медюха Петру Дмитриевичу, Борщенко Гавриилу Даниловичу, Байгуловой Татьяне Михайловне, Плотниковой Анастасии Васильевне, Сясиной Анне Васильевне, Барон Елизавете Ивановне, Медюха Лидии Власовне, Курлович Александру Ивановичу, Хорошко Нине Антоновне, Борщенко Владимиру Гавриловичу в иске к Сибирскому химическому комбинату, Министерству природных ресурсов РФ о прекращении деятельности по захоронению жидких радиоактивных отходов отказать.

Райченок Галине Васильевне, Изюмовой Нине Константиновне, Родюкевич Ивану Васильевичу, Херман Антониде Петровне, Плотниковой Светлане Федоровне, Кащееву Петру Васильевичу, Кабышеву Василию Александровичу, Кабышевой Нине Васильевне, Медюха Петру Дмитриевичу, Борщенко Гавриилу Даниловичу, Байгуловой Татьяне Михайловне, Плотниковой Анастасии Васильевне, Сясиной Анне Васильевне, Барон Елизавете Ивановне, Медюха Лидии Власовне, Хорошко Нине Антоновне, Борщенко Владимиру Гавриловичу в иске к Администрации Томской области о возмещении морального вреда отказать.

Взыскать с Сибирского химического комбината государственную пошлину в сумме 1000 (одна тысяча) рублей.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда РФ в 10-дневный срок.
Председательствующий
Богданова О.В.