News

Программы-ветераны в области ликвидации ОМП не находят поддержки из-за войны с Ираком

Tidligere Senator Sam Nunn (venstre) og Senator Richard Lugar.
Foto: Thomas Nilsen

Publish date: 10/04/2003

Written by: Чарльз Диггес

В мрачные дни новой войны, начатой против Ирака Соединенными Штатами, стремящимися найти и обезвредить скрываемое в этой стране оружие массового поражения, или ОМП, законодатели и эксперты в Вашингтоне не устают повторять — для тех, кто не отказывается их выслушать, — что самые опасные и смертоносные арсеналы вооружений в мире можно ликвидировать, не прибегая к военной силе.

Более того, они утверждают, что эти арсеналы, — из которых только примерно третья часть находится под более или менее надежной защитой, — расположены не столько в Ираке, сколько в России, на объектах, найти которые не составляет труда на любой достаточно подробной карте.

Действительно, Соединенные Штаты, в сотрудничестве с Россией, уже более десяти лет работают над ликвидацией и демонтажом ядерных, химических и биологических вооружений, доставшихся России в наследство от эпохи «холодной войны», — но предстоит сделать еще многое и многое.

Однако законодатели, стремящиеся укрепить и расширить полномочия программы Нанна-Лугара, — с чьей помощью осуществляются эти усилия, — опасаются, что атака на Ирак, начатая американскими военными с целью уничтожить относительно небольшой арсенал вооружений этой страны, отвлечет на свои нужды все финансирование, политическую энергию и столь необходимое внимание властей от задачи обезвреживания тысяч смертоносных устройств, составляющих, без сомнения, самый большой и самый плохо охраняемый в мире арсенал ядерных, химических и биологических вооружений, — который находится в России.

Они также встревожены, — и их чувства разделяет председатель сенатского Комитета по Иностранным Делам сенатор Ричард Лугар, который, в соавторстве с бывшим сенатором Сэмом Нанном, создал проводимую Пентагоном программу Нанна-Лугара, известную официально под названием «Совместное уменьшение угрозы», или CTR, — тем, что мирные усилия Соединенных Штатов в деле демонтажа, ликвидации и создания надежных условий хранения наращенного в советскую эпоху российского ядерного военного потенциала «компрометируются своей же собственной, американской бюрократической волокитой», как выразился Лугар, выступив на заседании по спонсируемым Америкой программам в области нераспространения, состоявшемся в Комитете по Иностранным Делам в среду, 19 марта.

«Мы готовы использовать солидную военную силу в Ираке в ответ на угрозу, представляемую оружием массового уничтожения», — сказал Лугар. В то же время, продолжил Лугар, проекты, осуществляемые под американским руководством в России и нацеленные на ликвидацию и обезвреживание российского оружия массового уничтожения и материалов, применимых для производства этого оружия, были практически закрыты большую часть прошедшего года по причине своих же, домашних, бюрократических проволочек.

Разговоры по поводу недостатков CTR принимают все больший размах
Заседание сенатского Комитета по иностранным делам совпало по времени со становящейся все более интенсивной международной полемикой вокруг усилий — и неудач — западных программ, направленных на обеспечение безопасности в отношении накопленных в России нескольких сотен тонн оружейного плутония и урана, а также запасов химического и биологического оружия, и на демонтаж российских стратегических ядерных вооружений.

Исследование, опубликованное в середине марта Гарвардским университетом, утверждает, что усилия, предпринимаемые Соединенными Штатами с целью помочь России и другим государствам ликвидировать или создать надежные условия хранения для почти не защищенных накоплений ядерного оружия и радиоактивных материалов, продвигаются вперед слишком медленно для того, чтобы иметь возможность эффективно предотвратить попадание этих запасов в руки террористов или неблагонадежных с точки зрения международной безопасности, враждебно настроенных государств.

Практически в то же время, что был издан этот доклад, глава Международного Агентства по Атомной Энергии, или МАГАТЭ, доктор Мохамед Эль-Барадеи выступил на конференции в Вене, сказав, что, несмотря на то, что после 11 сентября 2001 года международное сообщество все больше и больше отдает себе отчет в необходимости укрепить ядерную безопасность в мире, радиоактивные материалы, применимые в изготовлении устройств радиоактивного загрязнения, — так называемых «грязных бомб», — все также теряются или подвергаются кражам.

Эль-Барадеи заявил, что проблема пропажи радиоактивных материалов, пригодных для изготовления «грязных бомб», и отсутствия надежного контроля и учета стоит особенно остро в России и других государствах-бывших республиках Советского Союза, в которых МАГАТЭ, Россия и Соединенные Штаты продолжают совместную работу, принимая меры по розыску или изъятию пропавших или украденных смертоносных радиоактивных материалов.

Политика США в сфере нераспространения не соответствует требованиям сегодняшней реальности
Однако, согласно утверждениям опубликованного в Гарварде исследования, — подготовка которого была осуществлена при финансовой поддержке организации «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (Nuclear Threat Initiative), или NTI, — администрация американского президента Джорджа Буша не выполнила своего обещания о том, что охрана оружия массового уничтожения от посягательств террористов станет ее «наивысшим приоритетом».

«Существует до сих пор огромный разрыв между степенью серьезности и экстренности этой угрозы и масштабом и темпом тех усилий, которые Соединенные Штаты и международное сообщество предпринимают для решения проблемы», — говорят в заключение авторы исследования.

Фактические сведения, приведенные в докладе, — авторы предлагают статистику, давно ставшую достоянием общественности благодаря исследованиям экологических организаций и специалистов и представителей власти, работающих в сфере разоружения, — говорят о том, что только в отношении 37 процентов «потенциально уязвимых» ядерных материалов в России, для повышения уровня их безопасности, были приняты «скорые» меры, — то есть, охрана была ужесточена «экспресс-методом», — осуществленные на средства Соединенных Штатов в качестве временного решения, в попытках предотвратить их хищения или контрабанду.

В гарвардском исследовании также отмечается, что на многих гражданских ядерных реакторах стран-бывших членов Советского Союза и других развивающихся государств, на территории которых содержится ядерное топливо, пригодное для использования в изготовлении оружия, «уровень охраны опасно низок».

Новые дебаты вокруг вопроса об отмене сертификации CTR
В ходе заседания Комитета по иностранным делам Лугар вступил в прения с заместителем по вопросам нераспространения государственного секретаря Джоном Вульфом, оспаривая необходимость периодической проверки статуса программы в целях ее сертификации: в прошлом году эта формальная процедура явилась причиной многомесячной задержки финансирования для программ CTR в России, после того как Буш стал первым президентом в истории США, отказавшим CTR в сертификации, на основании подозрений в том, что Россия не предоставляет откровенной информации о своих запасах накопленных в советскую эпоху химических и биологических вооружений.

Парадоксальным образом, сразу же после отказа сертифицировать CTR администрация Буша начала лоббировать Конгресс США, пытаясь добиться принятия закона, который позволил бы главе Белого Дома отказаться от самого требования проведения процедуры сертификации. В результате дебатов в Конгрессе, продлившихся месяц, в январе вступил в силу закон, давший президенту полномочия на обход процедуры сертификации сроком на три года.

Согласно стенограммам заседания Комитета по иностранным делам, предоставленным в распоряжение корреспондента Bellona Web, Вульф заявил членам комитета, что даже притом, что процедура сертификации «вызвала перебои» в работе программы, она «имеет свою ценность, поскольку концентрирует наше внимание; это рычаг, часть системы дипломатического давления». Такой рычаг, отметил он, можно использовать как инструмент нажима на Россию в сфере злоупотреблений правами человека, в которой Россия накопила множество тягостных и ужасающих примеров. Лугар не согласился с Вульфом.

«Предположим худший вариант развития», — сказал Лугар, согласно стенограммам. — «В России нарушаются права человека. Мы все наблюдали эти нарушения. А еще есть проблемы с доступом к некоторым объектам, где хранится оружие. По поводу этого у меня есть свой собственный, личный опыт».

«Но значит ли это, что мы должны прекратить ликвидацию оружия? Кому и что мы этим докажем? Мы должны серьезно относиться к ликвидации оружия массового уничтожения. От этого зависит безопасность на глобальном уровне. Нам нужны действия. Американскому народу, всему миру нужны результаты этих действий, а не бюрократические диспуты, тормозящие работу по уничтожению этого оружия», — продолжил Лугар.

Одним из примеров подобного «торможения работы» программы стала в прошлом году ситуация с запросом из Югославии, когда Белград обратился к руководителям CTR с просьбой обезвредить и вывезти из страны для захоронения в России оставшиеся в Югославии после распада Советского Союза и Социалистического блока высокорадиоактивные материалы. По словам Лугара, правительство США было вынуждено задействовать помощь организации NTI, — основанной совместно медиа-магнатом Тедом Тернером и бывшим сенатором Нанном, — чтобы уложиться в бюджет проекта, составлявший 5 миллионов долларов, поскольку, как сказал Лугар на заседании Комитета по Иностранным Делам, «бюрократы постановили, что мы не занимаемся чисткой окружающей среды».

«Какая разница, если речь идет об оружии массового уничтожения?» — добавил он.

Лугар подтверждает выводы гарвардского исследования
Вскоре после выхода в свет доклада, составленного Гарвардским университетом, — и озаглавленного «Контроль над ядерными боеголовками и ядерными материалами: Оценка программы CTR и план дальнейших действий», — сенатор Лугар поддержал выводы, содержавшиеся в исследовании, и сказал, что доклад служит ярким напоминанием тому, насколько неотложной стала задача реализации таких программ. «Будем надеяться, что хотя бы некоторые их тех, кто узнает о результатах [работы этих программ], опять окажутся на нашей стороне», — сказал Лугар в интервью газете «Ю-Эс-Эй Тудей».
Среди прочих выводов в исследовании содержались следующие рекомендации:

  • Все программы содействия, нацеленные на контроль над распространением ядерных, биологических и химических вооружений, должны быть переданы под руководство одного официального лица либо ведомства, которому должна быть предоставлена одна из самых высоких позиций в администрации. Эти программы, находящиеся сейчас в ведении Департамента обороны, Департамента энергетики и Государственного департамента, страдают от отсутствия надлежащей координации.
  • Необходимо выделять дополнительное финансирование на реализацию новых инициатив и укрепление существующих программ. Авторы исследования отмечают, что на настоящий момент общее финансирование, выделяемое Соединенными Штатами на все программы в области сокращения угрозы — около одного миллиарда долларов в год — составляет всего лишь около трети 1 процента от всех средств, расходуемых на оборонные цели.
  • Президент Буш и другие официальные лица, состоящие на самых высоких должностях в американской администрации, должны принимать более непосредственное участие в продвижении и поддержке усилий, направленных на цели сокращения угрозы.

Гарвардский доклад отдает должное заслуге Буша в достижении договоренности с «большой восьмеркой», — группой самых индустриально развитых государств мира, — пообещавших в прошлом году на саммите в Канаде выделить на цели нераспространения и сокращения угрозы 10 миллиардов долларов в ближайшие десять лет, последовав, таким образом, примеру Соединенных Штатов, обязавшихся также выплатить 10 миллиардов долларов, по одному миллиарду в год, в рамках плана, известного как «Глобальное Партнерство» и также получившего название «10 плюс 10 за 10 лет». Однако, помимо таких «случайных инициатив», продолжают авторы исследования, правительственные чиновники почти не уделяют внимания проблеме нераспространения ОМП.

На заседании Комитета по иностранным делам Лугар заявил, что намеревается добиться в этом году принятия законодательства, которое даст президенту Бушу больше свободы действий и меньше ограничений в вопросах ликвидации и обезвреживания накоплений оружия массового уничтожения в любой стране мира.

«Мы говорим много хороших, правильных вещей о нераспространении, но для того, чтобы наша работа была успешной, потребуется гораздо больше усилий и политической воли», — сказал Лугар.

More News

All news