News

«Драгоценный» коктейль

Publish date: 22/04/2004

Written by: Елена Чеготова

К 300-летию северной столицы из федерального бюджета выделялись колоссальные деньги на реставрацию центра города. Санкт-Петербург получил красивые фасады, а жители — уплотнительную застройку. В 30 метрах от жилых домов будет действовать лаборатория по обработке драгоценных металлов.

Именно такую псевдозаботу об исторической части города можно сейчас наблюдать буквально в самом его центре, на Петроградской стороне, вблизи Петропавловской крепости. Многим горожанам известен проспект Добролюбова, куда боятся заходить иностранные туристы: здесь находятся Институт промышленной химии и завод им. Кулакова. По указанию правительства Санкт-Петербурга делаются попытки вывести оба предприятия за черту города. Но руководители предприятий зубами уцепились за эти земли. Ведь так удобно всем — и заказчикам, и работникам. Да и земля год от года не дешевеет. Но трудно в период рыночного передела, когда предприятия работают в неполную силу, удержать производственные мощности. Вот тут-то, видимо, и посетила руководителей завода им. Кулакова гениальная мысль. Уж если уходить из города — так с прибылью, с выгодой. И продали ненужную администрации завода столовую для работников — 4-х этажное здание, дом № 7 по ул. Яблочкова. Продали выгодно, Министерству финансов.


До перестроечных времен в центре города, вблизи дворцов, на реке Фонтанке находилась Северо-Западная инспекция пробирного надзора, принадлежащая Минфину. Инспекция как инспекция. Да вот только помимо инспекционных отделов были там и производственные подразделения, лаборатории по обработке драгоценных металлов и камней с последующей их апробацией. То есть производство по обогащению металлов без горячей обработки, а проще — предприятие с технологическими процессами, в результате которых в атмосферу производятся выбросы вредных веществ. Такому предприятию по вредности присвоен 4 класс, при котором санитарно-защитная зона составляет 100 м. Вот и выплеснули на волне любви к городу пробирную палату в Уткину заводь, то есть в район вредных производств и поэтому малонаселенный. Но уж очень не хочется из центра уезжать на окраину, а там дышать вредным воздухом Уткиной Заводи. Не хочется ни руководству Министерства финансов и пробирной палаты, ни их заказчикам. Начались лихорадочные поиски наиболее приемлемого места в центре города. И место нашлось, да какое! В двухстах метрах от Петропавловской крепости, напротив Зимнего дворца, в месте уплотненной застройки, внутри дворовой территории. В здании бывшей столовой завода им. Кулакова.

2d6b612782964e3ebb02f7785686205e.jpeg

Может быть, согласующие органы не знали, что будет в доме 7 по улице Яблочкова после его реконструкции? Знали! Еще как знали! Так, Москва в лице Московского научно-исследовательского института гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана в своем заключении по разделу «Охрана окружающей природной среды в части установления достаточности принятого санитарного разрыва между зданием пробирного надзора и жилой застройкой» дает добро на организацию пробирной палаты в центре Санкт-Петербурга, на ул. Яблочкова. Им там, в Москве, виднее, где такое производство посадить, ведь не у стен же Кремля будет стоять дышащее аммиаком здание. Но даже москвичи в своем заключении (соломку себе все же решили подложить!) указывают, что планируемая «площадка стеснена жилой застройкой, зеленая зона (читай: санитарно-защитная) практически отсутствует, удаление от ближайших равно высоких жилых домов составляет от 10 до 30 метров» (по СНиПу положено не менее 100 м).


«Единственным замечанием» у заместителя директора московского института профессора Б.В. Устинова к рассмотренному им технико-экономическому обоснованию «является отсутствие даже минимальных проработок в части возможного озеленения прилегающих к зданию свободных территорий». Вот только профессор гигиены в своем заключении не подсказал, как можно организовать санитарно-защитную зону радиусом в 100 метров на территории, как он сам указывает, шириной не более 30 метров. Да и не досуг ему было решать наши проблемы. Профессор знал, что умельцы влить литр в пол-литровую бутылку в Петербурге найдутся. И ведь нашлись — уже утвердили ТЭО на организацию экологически вредного производства в центре города.


Вот они, герои XXI века — устроители новой, экологически чистой жизни петербуржцев. Это главный государственный санитарный врач по Санкт-Петербургу В.И. Курчанов, который считает, что «основанием для разрешения эксплуатации данного объекта являются натурные данные до ввода производства в действие химического и физического воздействия пробирного производства на зону жилой застройки, которые будут выполнены при приемке объекта в эксплуатации». Вот это да! Вот это лихо! Разрешить ввод до начала реконструкции на основании натурных измерений после ввода предприятия в действие! И заключительный перл: «В случае нарушений санитарных норм при вводе объекта и дальнейшей его эксплуатации санитарной службой будут приняты действенные меры в соответствии с Законом РФ «О санитарно — эпидемиологическом благополучии населения». Вот только какие именно это меры и как они будут действовать, господин главный санитарный врач Петербурга, как и московский специалист от гигиены, предпочел умолчать. Между прочим, на ввод предприятия в действие будет потрачено, согласно смете, более 50 миллионов долларов.


А вот председатель Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности северной столицы Д.А. Голубев откровенно советует жителям в случае нарушения их прав на здоровую окружающую среду органами, проведшими экологическую экспертизу, требовать возмещения убытков (читай: здоровья) в порядке, установленном гражданским законодательством РФ. То есть — бежать в суд.


Чем же конкретно будут заниматься в доме №7? А вот чем: апробацией драгметаллов, гравиметрическим, спектральным и прочими методами анализа и очисткой драгоценных камней и благородных металлов в сплавах, изделиях и продуктах ювелирного производства в промышленных объемах. Также в заключении дается перечень выбросов вредных веществ в атмосферу, и среди них есть оксиды и диоксиды азота, серы, углерода. Азотная и серная кислоты. Хлористый водород. А также выбросы свинца и ртути. Ну, чем не институт промышленной химии на пр. Добролюбова, что идет параллельно ул. Яблочкова? Только объемы разные. Если на проспекте Добролюбова научно-исследовательский институт, то на Яблочкова уже производство, и мощности тут уже совсем другие. Отсюда и совет главного эколога города гражданам — идти прямо в суд, и другого способа остановить ввод вредного производства Д.А. Голубев не видит (или не хочет видеть).


Не видит вреда городу и жителям от химического производства в самом центре и главный архитектор господин Харченко. Не видят нарушений ни вице-губернатор А.И Вахмистров, ни представитель комитета по строительству. Правда, в письме от 29 января 2001 г., когда стройка уже шла полным ходом, первый заместитель председателя КГА В.Н. Егги ставит в известность депутатов муниципального совета № 58 о необходимости информирования населения. Как будто те не знали об этом, когда согласовывали ТЭО. Но глава Петроградского района госпожа Косткина не посчитала нужным проводить общественные слушания, а на оплату государственной экологической экспертизы в администрации района денег не нашлось. На том и порешили.


Не увидели ничего страшного в организации вредного производства во внутридворовой территории депутаты муниципального совета № 58, а ведь среди них — главный врач 34-й поликлиники господин Дементьев и детский врач Вдовиченко. Жители близлежащих домов пытались заставить депутатов муниципального совета не допустить «вредного» строительства. Результат — ноль. На смену депутатам первого созыва пришли депутаты второго. Эти в самом начале своей работы получили более 300 жалоб от жителей на «вредное» производство. И горячо взялись за правое дело защиты интересов своих избирателей. Даже за свой счет сделали дополнительную экспертизу документов, выводы которой подтвердили правильность выводов Комитета по охране окружающей среды, да и сомнения специалиста из Москвы о возможности организации вокруг пробирной палаты санитарно-защитной зоны.


Но на этом пыл депутатов угас. Более того, когда приемная государственная комиссия принимала здание после реконструкции, председатель совета № 58 Жилина и ответственный секретарь Медведева «забыли» пригласить «жалобщиков». Простенький прием, зато проведен со вкусом. Также были «забыты» государственной комиссией и представители департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды. Не смогли устроители «экологически чистой жизни» на ул. Яблочкова выполнить рекомендации экологической экспертизы, и теперь к вредным выбросам в воздух добавились вредные примеси в сточные воды городской канализации.


— Головокружение, тошнота, головные боли стали моими постоянными спутниками, — говорит Т.Н. Григорьева, жительница близлежащего дома.


— Мы-то, взрослые, ладно, но здесь же живут маленькие дети, они же станут астматиками! — уверена ее соседка С.А. Волкова.


— Я, например, получил аллергию, а сменить квартиру невозможно, никто не хочет ехать в этот район, — жалуется С.В. Корданев.


Не дождались жители от государственных экологов защиты своих прав. От депутатов тоже ничего не получили. И обратились в суд. Но и там не торопятся разобраться с создавшейся ситуацией. Уже два года в Петроградском суде жителям пытаются доказать: литр все же можно уместить в пол-литровую емкость. Ведь иначе нельзя объяснить, зачем это судье Старченоковой, хотя в деле имеются все заключения по проделанным экспертизам, понадобилась дополнительная государственная. Мало судье двух томов дела, чтобы начать слушание об отсутствии санитарно-защитной зоны вокруг вредного производства. Мало нарушений экологического и строительного законодательства РФ и самого главного документа Российского Федерации — ее Конституции, закрепляющей право граждан на жизнь, здоровье и благоприятную окружающую среду.


Вот так и сидят в Петроградском суде жители и депутаты муниципального совета друг перед другом, и каждый защищает свои права. Жители — права на здоровый образ жизни и оплаченную из их кармана защиту их интересов. А представитель совета отстаивает права депутатов. Только вот какие права и на что? До сих пор не ясно, когда и чем закончится этот спор. И будет ли вообще доказана необходимость санитарно-защитной зоны вокруг вредных производств.


В историческом центре Санкт-Петербурга каждый второй дом находится под охраной государственной инспекции охраны памятников. А вот жители не защищены от произвола ни застройщиков, ни чиновников. Остается надеяться, что вопрос решится, когда депутаты Законодательного собрания обеспечат город необходимой законодательной базой, надежным механизмом исполнения принятых законов. Ведь каждый слуга народа может попасть в ситуацию, когда под окнами его квартиры разместят очередной «свечной» заводик с густо дымящей трубой.

More News

All news