News

Что защищает эколог?

Опубликовано: 08/07/2005

Автор: Светлана Геллертова

О проблемах жителей поселков восточной промзоны Дзержинска мы уже писали – буквально у их домов размещены многочисленные свалки промышленных отходов. Однако некоторые официальные лица не видят в этом ничего предосудительного. Всеобщее возмущение вызвали, например, слова главного эколога ГАЗа Сергея Цымбалова в городской газете.

Вот что отвечают жители Дзержинска главному экологу Горьковского автозавода (ГАЗ). Слова Сергея Цымбалова — курсивом.

— На наш полигон ежегодно вывозится около 65 тысяч тонн отходов. Причем менее 50 тысяч тонн — отходы третьего и четвертого классов опасности (гальваношламы, нефтешламы, промасленная бумага, строительный мусор). Природоохранное законодательство побуждает нас реконструировать этот полигон, существующий 28 лет. Проект реконструкции прошел государственную экологическую экспертизу.

Действительно, проект прошел Государственную экологическую экспертизу. Это и удивительно. Уже то, что полигон размещен в городской черте Дзержинска, – незаконно. Принятое проектное решение о строительстве бетонных изолированных резервуаров огромной емкости (3000 куб.м каждый – целый железнодорожный состав цистерн) не гарантирует полное исключение вредного влияния отходов на окружающую среду. Возможны разрушения емкостей из-за технического брака, допущенного при строительстве, или из-за умышленного воздействия (теракт и т.п.). При разгерметизации емкостей произойдет аварийное заражение поверхностных и грунтовых вод отходами 3 и 4 классов опасности, которые через несколько часов могут распространиться вплоть до Нижегородских водозаборов на Оке.

Областной закон об отходах (п.6 ст.12) обязывает устанавливать вокруг мест хранения опасных отходов защитные, охранные зоны с ограниченным режимом землепользования. Один из нормативов — установление санитарно-защитной зоны в 1 км до жилых зон и зон массового отдыха граждан. Но полигон размещен на расстоянии менее 1 км от границы Горбатовки и садово-дачных участков.

— Рядом с нашим полигоном администрация города Дзержинск начала строить собственное хранилище промышленных отходов, которое не прошло экспертизу, — рассказывает Цымбалов. — Это обстоятельство и послужило поводом для шумного публичного обсуждения. А ведь совсем неподалеку находится еще и полигон бытовых отходов Нижнего Новгорода — огромная вонючая гора, которая постоянно дымит. Ежегодно на него вывозится около одного миллиона тонн бытовых отходов.

Позвольте, но особый интерес к полигону ОАО «ГАЗ» возник не потому, что не прошел экспертизу Дзержинский полигон. Интерес возник потому, что народ обманули. Ведь жители протестовали не против полигона как такового, они выступают против размещения промотходов от химпредприятий вблизи своих домов.

К тому же Цымбалов еще два месяца назад в интервью газетам «Город и горожане» (статься «Опасное соседство») и «Ленинская смена» (статья «Свалка полуправды») сообщал, что на свалку ТБО вывозится ежегодно «до 4 млн. тонн ТБО», а вовсе не «около одного миллиона тонн».

— А поскольку рядом дымит не наш мусор, псевдоэкологи пытаются лишний раз лягнуть ГАЗ.

Позиция жителей по отношению к полигону ОАО «ГАЗ» предельно проста и понятна: это сооружение эксплуатировалось около 30 лет с грубыми нарушениями. Природе возле поселков нанесен серьезный ущерб, и это уже не исправить. В настоящее время ОАО «ГАЗ» строит бетонные изолированные емкости для размещения жидких и пастообразных токсических отходов. Конечно, это гораздо лучше, чем просто выброс мусора на поверхность земли, но ситуация улучшается лишь временно, до первой аварии. Именно поэтому жители поселков выступают против этого полигона, а вовсе не потому, что горит соседняя свалка ТБО.

Экологическая обстановка только ухудшается: вследствие работы новых очистных сооружений токсические отходы, ранее сбрасываемые в Оку, теперь будут выделяться фильтрами и вывозиться на полигон, т.е. объем поступающей к поселкам отравы увеличивается.

— Хотя мы всего-навсего хотим надежно изолировать от окружающей среды отходы прошлых и будущих времен и тем самым улучшить экологическую ситуацию для жителей близлежащих поселков, — уверяет эколог.

Интересно, как это ОАО «ГАЗ» собирается «изолировать» отходы от окружающей среды? То, что уже вылито на землю, невозможно собрать, это все уже давно мигрирует с грунтовыми водами.

— И только слепые, хитрые или глупые люди не хотят понимать, что полигон надежен на сто процентов.

Что хотел этим сказать главный эколог? Просто в дополнение к обману бедных жителей еще и незаслуженно оскорбить эпитетами «слепые» и «глупые»?

Что его возмущает? То, что жителям не нравится, когда их обманывают, заставляют жить на помойке, дышать отравленным воздухом и со страхом ждать спонтанных взрывов заложенных под их заборами экологических бомб или мин?

Скорее всего, главный эколог очень бы хотел, чтобы жители были и слепыми (не видели бы огромных черных гробов-резервуаров), и глупыми (не понимали бы грозящей им и их детям опасности от высокой концентрации токсических веществ в непосредственной близи от своих жилищ).

— Захоронение отходов стоит денег. Например, цена за безопасное захоронение одной тонны отходов третьего класса опасности может варьироваться от трех до шести тысяч рублей за тонну. Проектная мощность нашего полигона — около 130 тысяч тонн отходов в год, а мы на сегодняшний день вывозим в два раза меньше.

И, наконец, как утверждает природоохранная прокуратура, проект разработан вовсе не для коммерции, а для захоронения отходов только ОАО «ГАЗ». Другими словами — без разработки соответствующего дополнения в проект коммерческое использование полигона, о котором говорит Цымбалов, незаконно. А разработка дополнения в проект потребует проведения экологической экспертизы, скрыть которую от «слепой и глупой» общественности уже будет трудновато.

— Хочу ответственно сказать, что в плане загрязнения атмосферного воздуха обстановка в городе благоприятная, — бодро заявляет С.Цымбалов.

И опять он не прав. Нижний Новгород уже не первый год входит в число 20 городов России с наибольшим уровнем загрязнения атмосферного воздуха. А о Дзержинске и говорить нечего.