News

Расследование деятельности «Маяка» продолжается

Опубликовано: 24/10/2005

Автор: Вера Пономарева

Проверки накомбинате «Маяк» продолжаются, однако атомщики уверяют, что никаких выбросов сверх нормы впоследние годы непроисходило. Экологи обеспокоены тем, что опрогрессе вследствии неслышно, нопри этом надеются, что закон восторжествует, и«Маяк»— впервые завсю свою историю— понесет наказание и будет принужден соблюдать экологические нормы.

Сейчас следствие вотношении «Маяка» продолжается. Как сообщили корреспонденту «Беллоны Вэб» вчелябинской прокуратуре, дело передано нарасследование впрокуратуру Уральского федерального округа (УрФО).

«Какие-либо сроки окончания следствия назвать врядли можно, так как дело сложное, поопределенным параметрам даже беспрецедентное. Втечение сжатых сроков его расследовать невозможно»,— сказали «Беллоне Вэб» впресс-службе прокуратуры УрФО.

Отдальнейших комментариев посодержанию расследования впрокуратуре отказались, сославшись натайну следствия.

Глава Росатома Александр Румянцев нанедавней пресс-конференции заявил, что прокуратура закончила проверку «понеосуществлению стоков» вреку Течу, нопока никаких обвинений непредъявляла.

Пословам Румянцева, «врамках этого уголовного дела действительно исследовалось, осуществляютсяли стоки изТеченского каскада водоемов вреку Теча. Выяснено, что никаких стоков неосуществляется, ноэто ификсировалось раньше и„Гидрометом“, идругими надзорными органами, ивсегда мыдавали все заверения, что мыдействуем встрогом регламенте позаконам, недопускающим сбросов отходов вгидрографическую сеть ивокружающую среду».

Данное высказывание Румянцева, однако, явно противоречит апрельским заявлениям заместителя генпрокурора России вУральском федеральном округе Юрия Золотова отом, что порезультатам проверки вреке Теча запоследние четыре года постоянно возрастал радиационный фон, который сейчас превышает нормы внесколько раз. Золотов также сообщил, что 2004году производственное объединение (ПО) «Маяк» совершило незаконный сброс вТечу более 60миллионов кубометров промышленных отходов. Общий ущерб окружающей среде составил, по оценкам прокуратуры, 30миллионов рублей.

Глава пресс-службы «Маяка» Евгений Рыжков отказался комментировать корреспонденту «Беллоны вэб» прокурорскую проверку, заявив только, что «Маяк» продолжает работать ссоблюдением нормативов.

История расследования
Инспекции нарадиационно-опасных объектах Челябинской иМурманской области начались после выступления генпрокурора Владимира Устинова наколлегии прокуратуры вконце января 2005.

«Особенно тревожит то, что нет порядка вобращении срадиоактивными отходами иядерными материалами,— заявил тогда прокурор— ВМурманской области комплексы похранению отработанного ядерного топлива построены в60-е годы прошлого века. Они слабо „держат“, морально ифизически устарели. Аведь там хранится около 17тыс. кубометров радиоактивных отходов».

—> Весной прокуратура Мурманской области провела проверку наядерно- ирадиационно опасных объектах— Кольской АЭС, судоремонтном заводе «Нерпа», СевРАО икомбинате «Радон». Вконце апреля проверка была завершена, выявлен ряд нарушений, выписаны предписания поихустранению. Тогдаже прокуратура вынесла представление онезаконности продления службы 1и2блоков Кольской АЭС без заключения государственной экологической экспертизы. Помнению прокуратуры, лицензии Федеральной службы по атомному надзору наэксплуатацию этих блоков были выданы незаконно.

Далее в своем январском выступлении генпрокурор,— которого ряд общественных организаций обвиняет всокрытии правды огибели атомной подводной лодки «Курск» икоторый никогда ранее неделал заявлений осостоянии окружающей среды,— инициировал первую вистории прокурорскую проверку атомного комбината «Маяк».

«Дамокловым мечом над жителями Челябинской области висит ситуация, которую создало производственное объединение „Маяк“. Сорок лет река Теча источает погибель живущим наней сегодня ибудущим поколениям,— сказал генпрокурор.— Япрошу своего заместителя вУральском округе Золотова Юрия Михайловича вернуться кситуации вокруг „Маяка“. Если надо— возбудить уголовное дело. Нодойти доистоков, дойти дотех, кто сегодня непринимает мер ктому, чтобы предотвратить угрозы катастрофы».

«„Маяк“— это экологическая проблема номер один вРоссии, обобъектах Мурманской области экологи также говорят уже очень давно. Независимо отмотивов этих проверок, хорошо уже, что внимание общества вновь оказалось привлечено кэтим проблемам,— сказал корреспонденту «Беллоны Вэб» член-корреспондент Академии наук, президент Центра экологической политики России, впрошлом экологический советник Ельцина Алексей Яблоков.

В ожидании реконструкции
«Претензии прокуратуры побезопасности технологии неимеют под собой законных оснований»,— заявил начальник управления ядерной ирадиационной безопасности Росатома Александр Агапов винтервью корреспонденту «Беллоны Вэб».

Пословам Агапова, все дело втом, что нормы безопасности, прописанные взаконе, устарели, нодля того чтобы ихизменить, надо сначала провести реконструкцию «Маяка». Наэто, как сказал Агапов, нужно 8млрд. руб, по1млрд. руб. вгод втечение 8лет.

«Нужно понимание проблемы состороны ответственных зафинансирование структур, тоесть Минфина»,— считает Агапов.

Врезультате переработки иностранного отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) наПО«Маяк» ксегодняшнему дню накоплено радиоактивных отходов общей радиоактивностью свыше 1млрд Ки. Вслучае, если новая заявка ПО«Маяк» наввоз около 60тонн зарубежного ОЯТ, которая сейчас находится насогласовании федеральных органов, будет удовлетворена— количество различных радиоактивных отходов, возникших врезультате этой деятельности, составит около 6000тонн.

Однако упредприятия отсутствует реалистичный план порешению проблемы накопления радиоактивных отходов.

«Основная проблема „Маяка“— это даже несбросы, аотсутствие четкого плана мероприятий пореабилитации водоемов ивообще территории. Ивэтом бездействии виноват нетолько „Маяк“, нотакже ируководство Росатома»,— считает исследователь «Беллоны» Игорь Кудрик.

Пословам Агапова, «сейчас на„Маяк“ выделяется 70млн. руб. вгод. Этой суммы достаточно, чтобы проводить санацию, укреплять плотину. Даже есть небольшой резерв средств, это специально предусмотрено».

В чем обвиняют «Маяк»
Вапреле заместитель генпрокурора вУральском округе Юрий Золотов пояснил, что зафиксированные сбросы вТечу составляли нерадиоактивные отходы, апромышленные стоки— ноихсброс произошел без разрешительных документов.

2b31f273987372629e01cb28d2342ba8.jpeg

Экологов допустят кучастию врасследовании
Вкачестве свидетелей поделу онезаконном сбросе 60млн. куб. м. радиоактивных отходов прокуратура решила привлечь экологов.

Повестки получили Надежда Кутепова изг. Озерск, где осуществляет свою деятельность предприятие, сопредседатель группы «Экозащита!» Владимир Сливяк иВладимир Чупров, координатор энергетического департамента «Гринпис России».

Экологи высказали удовлетворение деятельностью прокуратуры изаявили оготовности предоставить всю имеющуюся уних информацию по«Маяку» враспоряжение следователей.

«Мыготовы сотрудничать спрокуратурой иокажем любую информационную помощь, окоторой попросят следователи. Необходимо заставить „Маяк“ прекратить загрязнение окружающей среды инаказать виновных!»,— считают Надежда Кутепова иВладимир Сливяк. «Планета Надежд» и«Экозащита!» уже несколько лет ведут кампанию против незаконных радиоактивных сбросов «Маяка», обе организации приветствовали открытие уголовного дела прокуратурой.

Шаг коткрытости?
Внезапное проявление внимания генпрокуратуры кПО«Маяк» ивозбуждение против него уголовного дела стало большой неожиданностью для экологических организаций.

«Больше 15лет экологи протестовали против слива радиоактивных отходов вокружающую среду, однако власти необращали навопиющее нарушение законов никакого внимания»,— говорит Владимир Сливяк, сопредседатель группы «Экозащита!», ведущей кампанию против слива жидких радиоактивных отходов «Маяка» вокружающую среду.

Система контроля, сложившаяся на«Маяке», препятствует участию независимых организаций впроверках. Вразговоре скорреспондентом «Газеты.Ru» представитель городского экологического движения Надежда Кутепова пояснила, что независимого контроля задействиями предприятия нет. Навсех ключевых постах стоят «нужные» люди, поэтому комбинат фактически контролирует сам себя. «Кместной прокуратуре это тоже относится,— добавила Кутепова.— Единственный, кто могбы помешать „Маяку“ загрязнять Течу,— челябинский областной комитет поохране окружающей среды. НоПО„Маяк“— очень крупный налогоплательщик, поэтому вобмен навливания вобластной бюджет чиновники исправно закрывают глаза наего деятельность».

Ноболее всего были запуганы люди, работающие на«Маяке». Особенно это коснулось тех, кто занимается непосредственным обслуживанием Теченского каскада водоемов, работников завода 22ПО«Маяк».

«Кнам ворганизацию позвонили люди, работающие вуправлении данного предприятия, они обращались кнам ранее запомощью подругом увопросу исообщили, что руководство завода категорически запретило имобщаться сомной под угрозой увольнения спредприяти,я»— сообщила Беллоне вэб Надежда Кутепова.

Немного погодя, всредствах массовой информации региона выступил Виталий Садовников, генеральный директор ПО«Маяк». Онзаявил, что действия прокуратуры нервируют специалистов иработников Маяка, тем самым дестабилизируют работу напредприятии иставят угрозу безопасность всего региона, атакже попросил прессу поменьше писать обэтом.

ПО«Маяк» расположено натерритории закрытого города Озерска, попасть вкоторый можно только поспециальному пропуску. Помнению Надежды Кутеповой, каждый такой закрытый город— это «Советский Союз вминиатюре»: «Здесь досих пор жизнь всех людей, независимо отведомственной подчиненности, даже тех, кто страшно далек отядерного завода, подчинена незакону, асложившимся понятиям режимного отдела, который всвою очередь является всего навсего обычным отделом ПО«Маяк». Даже несвязанным нормативно сФСБ. Натерритории ЗАТО недействуют законы гражданского общества, решения принимаются вне правового поля, туда нет доступа независимым средствам массовой информации инеправительственным организациям».

Впрошлом году вОзерск непустили социологов, приглашенных изСанкт-Петербурга общественной организацией «Планета надежд». Ученые намеревались исследовать общественное мнение жителей Озерска посуществу экологических исоциальных проблем, атакже изучить ситуацию снарушением прав человека вгороде.

«Теперь, возможно, поездка состоится,— сказала винтервью „Беллоне Вэб“ социолог Ольга Цепилова, старший научный сотрудник Российской Академии наук.— После последних выборов законодательная власть вгороде сменилась, так как атомщикам неудалось лоббировать свои интересы вместном парламенте».

—> Попредположению Ольги Цепиловой, возбуждение уголовного дела против «Маяка», возможно связано сгрядущей приватизацией комбината: «Видимо, центр решил напомнить, кто вдоме хозяин». Цепилова также надеется нато, что врезультате следствия станет возможным открытие ЗАТО— закрытого административно-территориального образования вокруг «Маяка».

«Дооткрытия еще довольно далеко. Идело даже невнем. Никто непротив соблюдения правил безопасности, ведь здесьже находится идругой объект— хранилище делящихся материалов. Для сохранения тайны иохраны безопасности есть еще икомпетентные органы, которые знают свои обязанности. Дело втом, что ситуацией открытия или полуоткрытия нужно заниматься. Обэтом нужно думать, чтобы подойти кней сготовым планом действия. Авот этим как раз никто незанимается, только пугают друг друга открытием. На„Маяке“ боятся даже социологического исследования,»— делится своими мыслями поэтому поводу Надежда Кутепова.

«Правда, два дня назад руководитель отдела посвязям собщественностью ПО„Маяк“ Евгений Рыжков дал мне понять, что кподобному пониманию ситуации приходит любой здравомыслящий человек.»

«Японимаю, что ЗАТО надо открывать,— сказал он. — Иабсолютно ясно, что однажды это должно произойти. Номыпривыкли ктакой самодостаточной жизни инам, конечно, хочется, чтобы все это произошло как можно позднее. Инезабывайте, что здесь, натерритории ЗАТО Озерск рядом спромплощадкой, очень много загрязненных мест, которые нужно охранять поопределению всегда. Потому что находиться там людям опасно. Икак нам открыть город, чтобы оставить недоступными эти опасные территории— это пока неясно.»