News

После дамбы — хоть потоп?

Опубликовано: 15/12/2005

Автор: Артем Костюковский

В ноябре этого года в ФКП «Северо-Западная дирекция Госстроя России — дирекция комплекса защитных сооружений Петербурга от наводнений» сменилась власть. Теперь вместо Бориса Пайкина руководить возведением дамбы будет совладелец Промышленно-строительного банка и президент ЗАО «Банкирский дом «Санкт-Петербург» Владимир Коган. Помимо уже достигнутого в 2002 году соглашения с Европейским банком реконструкции и развития, предусматривающего привлечение займа в размере 245 млн. долларов, правительство РФ хочет получить на проект 40 млн. долларов у Северного инвестиционного банка и эту же сумму, но в евро, у Европейского инвестиционного банка. Софинансирование российской стороной должно составить 93 млн. долларов до 2008 года. Сегодня готовность комплекса защитных сооружений (КЗС) составляет около 65% (первоначальный срок завершения строительства истек 13 лет назад).

Однако до сих пор не утихают споры о том, нужна ли вообще городу дамба. Известный питерский ученый, доктор географических наук, давний и последовательный противник строительства КЗС Владимир Знаменский по-прежнему убежден: городу во много раз больше угрожает сама дамба, нежели стихийные бедствия.


— Владимир Аполлонович, но ведь нужно же как-то защищаться от наводнений…


— Давайте возьмем все подъемы уровня воды выше 150 сантиметров за всю историю Петербурга. С 1703 по 1800 год их было 76, они затапливали город на один-два метра — во многом, из-за низких отметок самой территории города. С 1801 по 1900 год из 82 подъемов уровня в городе реально ощутили 23. С 1901 по 2000 год из 143 подъемов уровня воды только четыре вызвали затопление прибрежных территорий. Благодаря постоянному повышению городской территории уменьшалось число случаев затопления Питера. Сейчас планировочная отметка территории города — 320 сантиметров над ординаром, что соответствует высоте наводнения повторяемостью раз в сто лет. Но дело не только в количестве. Наряду с отрицательным, следует отметить и положительный эффект стихии. Поступательная, длинная волна наводнения входит в Невскую губу с расходом воды, в 10-30 раз превышающим среднюю величину расхода Невы. При таких мощных потоках осуществляется идеальная очистка губы и дельты от свалок грязного грунта и естественных отложений. В этом же направлении действуют и ежегодные, рядовые наводнения, не приносящие каких-либо неприятностей городу.


— То есть, вы хотите сказать, наводнения не столько вредят, сколько помогают?


— Да, причем бесплатно. За время от основания города до строительства дамбы природный режим колебаний уровня и постоянная «промывка» губы и дельты обеспечивали не только устойчивость их глубин, но и достаточно благополучное санитарно-экологическое состояние. С 1962 по 1970 год я изучал на моделях влияние проектируемой дамбы как на удаление сточных вод за пределы города, так и на санитарное состояние губы. Исследования показали, что наличие дамбы ухудшает санитарное состояние Невской губы в 2-2,5 раза. Исследования были одобрены Ученым советом Государственного гидрологического института (ГГИ), приняты Ленгорисполкомом. Но, ознакомившись с ними, Ленинградский Гидропроект (генеральный проектировщик дамбы) под угрозой лишить ГГИ договорных работ предложил отстранить меня от выполнения работ и срочно заказал «нужные» результаты своему ведомственному институту. На материалы моих исследований был поставлен гриф «Для служебного пользования», а мне предложили перейти на другую работу.

ea6bbba8fe3ac3386a4b9b9bfc92a5ed.jpeg

— Существовали ли другие варианты защитных сооружений, кроме дамбы?


— Всего было два варианта — западный (тот, что сейчас претворяется в жизнь) и восточный. Последний предполагал размещение всех защитных сооружений на подсыпанных до отметки 3,2 метра берегах морского края Невской дельты. Таким образом, существенно снизилась бы стоимость и сохранились бы природные условия естественного контакта и водообмена Невской губы с Финским заливом. Этот вариант был разработан ГГИ, получил высокую оценку экспертной комиссии Ленгорисполкома, но был отвергнут первым секретарем обкома Романовым. На предупреждение об опасности погубить Невскую губу он заявил: «Будем строить по западному варианту. А если губа зацветет и провоняет — мы ее засыплем». На сегодняшний день первая часть пророчества секретаря обкома сбылась.


…В 1979 году Гидропроект завершил технический проект западной дамбы и представил его на экспертизу во Всесоюзное общество охраны природы (ВООП), в Госкомитет по науке и технике (ГКНТ). ВООП посчитал «неприемлемым, нерациональным и рискованным строительство защитной дамбы по западному варианту». ГКНТ выдвинул требование не приступать к строительству до осуществления всей системы водоохранных мероприятий. А президент АН СССР академик Анатолий Александров потребовал «немедленного изучения ухудшения водообмена в отсекаемой дамбой части Невской губы, поскольку это может привести к существенным нарушениям санитарного режима города и прилегающей местности». Но, несмотря на все явные и скрытые недостатки проекта, 20 августа 1979 года было принято историческое решение: дамбе — быть.


К 1982 году была перекрыта значительная часть северного пролива Невской губы, и это незамедлительно сказалось на ухудшении ее экологического состояния. Дамба сузила естественную ширину проливов Невской губы на 88%, а сечение на 70%, и стабилизировала ее уровень, что вызвало подтопление территории города, ведущее к ослаблению грунтовых оснований и разрушению подземных коммуникаций, фундаментов зданий и тоннелей метро. В зоне избыточного увлажнения, в которой находится город, этот процесс стал уже необратимым. Дамба продолжала строиться, а состояние Невской губы интенсивно ухудшаться.


— Какова была реакция экологов?


— Общественное негодование и многочисленные обращения в Академию Наук побудили ее президиум назначить комиссию под председательством члена-корреспондента Алексея Яблокова. После обстоятельного изучения проекта, а также сопоставления экологического состояния губы и залива до, во время и после строительства дамбы комиссия пришла к следующим выводам:

1) проект экономически и экологически не обоснован,

2) после возведения дамбы в губе и восточной части залива изменились структура и динамика водных потоков,

3) резко ухудшились экологические и санитарно-гигиенические показатели качества воды и рекреационные возможности водоемов,

4) полностью ликвидирована эффективность мероприятий по очистке сточных вод города и оздоровлению Невской губы,

5) продолжение строительства в огромной степени увеличивает неоправданный экологический риск.


Комиссия рекомендовала прекратить строительство. Ленгорсовет согласился с ее выводами. Казалось бы, высшая научная инстанция страны и местная власть сказали свое последнее слово. Но было решено организовать Международную экспертную комиссию (МЭК), выделив под ее работу 400 тыс. долларов США. Подготовку к формированию и приглашению Международной комиссии поручили… дирекции строительства дамбы. Вероятно, как самой «объективной» и «незаинтересованной» организации. Для этой цели она оплатила из «своих» средств 175 тыс. долларов зарубежному подрядчику, Дельфтской гидравлической лаборатории (Нидерланды). Подготовленный ею за эти деньги отчет для МЭК содержал «нужный» вывод — дамбу нужно достраивать.


— А решение комиссии Академии Наук учтено не было?


— МЭК поступила «корректно» и не стала подвергать его сомнению — ей было просто позволено его не заметить. Затем последовала пауза, и в конце 1994 года правительство РФ издало постановление о завершении строительства КЗС, мотивируя его особой важностью. Других обоснований не было, просто указывалось на необходимость завершить строительство КЗС к 2001 году. Дирекции строительства поручалось проведение необходимой корректировки (без уточнения, кому необходимой и какой именно) проекта. И повторилась та же история. В качестве основного аргумента Министерство природных ресурсов использовало заключение МЭК. Правда, к нему добавлены выводы экспертов Европейского банка реконструкции и развития, которые также пришли к выводу «о незначительном влиянии КЗС на состояние губы и залива». До сих пор остается загадкой, почему решение принимали не научные специалисты по экологической безопасности, а эксперты Европейского банка? Что именно свидетельствует о незначительном влиянии дамбы и как это было установлено? Но эти вопросы остались без ответов.


В ст. 42 Конституции РФ сказано: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим нарушением». А в Федеральном законе «Об охране окружающей среды» регламентируется проведение оценки воздействия на окружающую среду в отношении как планируемой, так и иной хозяйственной деятельности. Кроме того, в таких случаях должна быть экологическая экспертиза, порядок проведения которой устанавливается соответствующим Федеральным законом. В общем, в данном случае речь идет о прямом нарушении Конституции и Закона «Об охране окружающей среды».


— С начала строительства дамбы прошло более четверти века. Как это повлияло на город и что следует ожидать в дальнейшем?


— Негативное влияние дамбы возрастает с каждым годом. Для только частичной его нейтрализации потребуются огромные затраты. Уже сейчас бессмысленны расходы на эксплуатацию городских очистных сооружений, поскольку загрязнение Невской губы и цветение Восточной части залива непрерывно возрастают. Резко снижаются туристические и рекреационные возможности этих водоемов, что влечет большие потери для населения и бюджета города. Подтопление города, находящегося в зоне избыточного увлажнения, ведет к увеличению количества аварий на его подземных коммуникациях и к, повсеместно возрастающему, разрушению фундаментов зданий. Особенно опасно это для высотного строительства, развивающегося в городе. Суммарный ущерб от негативного эффекта в полной мере не поддается исчислению, но в ежегодном интервале он близок к миллиарду долларов и, если дамбу не разберут, постепенно город будет разрушен. С целью предотвратить такую судьбу для Питера я обращался и к властям, и ко многим депутатам Госдумы от Петербурга, предоставляя им в качестве аргументации опубликованные мною монографии. Не то, что действия — даже ответа не последовало.


— Владимир Аполлонович, так что же теперь, на ваш взгляд, делать с дамбой — разбирать? Ведь столько денег уже в нее вложено…


— Можно было бы вернуться к рассмотрению восточного варианта, который проходил по морскому краю Невской дельты. В современных условиях этот вариант совпадает с предложениями об организации западного диаметра окружной кольцевой дороги. Может быть, его совместить с защитными сооружениями, как это предлагалось в варианте ГГИ. Тогда западный вариант будет не нужен, и Невская губа вернется к природному водообмену с Финским заливом, а очистные сооружения получат помощь природного самоочищения. Есть и другой вариант решения этой проблемы: создание локальной защиты отдельных зданий или объектов города в сочетании со страховыми обязательствами владельцев этих объектов. Сумма выделенных правительством капиталовложений на достройку дамбы, равная одному миллиарду долларов, фактически является повторным финансированием западного варианта дамбы.


Существующие объекты КЗС в значительной степени могут быть использованы для создания трех портовых терминалов: Бронка, Котлин, Горская. При отсутствии портов на Балтике это будет развитием порта Петербург. При этом потери на частичную разборку дамбы будут в большой степени сокращены.


Комментарий юриста:

В ст.3 ФЗ- 7 от 10.01.2002г. «Об охране окружающей среды» говорится: «Хозяйственная и иная деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, юридических и физических лиц, оказывающая воздействие на окружающую среду, должна осуществляться на основе следующих принципов:

соблюдение права человека на благоприятную окружающую среду;

презумпция экологической опасности планируемой хозяйственной и иной деятельности;

обязательность оценки воздействия на окружающую среду при принятии решений об осуществлении хозяйственной и иной деятельности».

Ст.2 Конституции РФ гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». А КоАП РФ предусмотрена ответственность за нарушение экологических требований.