News

Тормоз для предпринимателей — власти

Publish date: 28/08/2006

Written by: Александр Веселов

«Предпринимательская деятельность, осуществляемая в целях охраны окружающей среды, поддерживается государством. Государственная поддержка … осуществляется посредством установления налоговых и иных льгот в соответствии с законодательством» (ст. 17 ФЗ «Об охране окружающей среды»).

В конце прошлого года в Республике Башкортостан состоялся первый съезд экологических предпринимателей. Он принял ряд важных документов, которые были направлены в Министерство природных ресурсов. Удалось ли наладить конструктивный и плодотворный диалог с органами власти?

В съезде приняли участие руководители и представители 93 субъектов предпринимательства, 8 министерств и ведомств, 15 ВУЗов, 15 общественных организаций и 9 редакций СМИ (при общем числе зарегистрированных — 249 чел.). В качестве приглашенных на съезде присутствовали и выступили с докладами руководители профильных комитетов Государственного Собрания — Курултая РБ, специалисты государственных органов, органов местного самоуправления и прокуратуры.

Участникам съезда был представлен анализ реализации политики в сфере поддержки малого бизнеса вообще и экологических предпринимателей в частности, а также информация по оценке современного состояния республиканского рынка экологических работ и услуг природоохранного значения. Управление по налогам и сборам МНС РФ предоставило информацию об изменении законодательства в сфере налогообложения малого бизнеса.

Руководители предпринимательских структур презентовали интересные доклады, к примеру, по вопросам создания системы сбора и переработки бытовых отходов, по формированию спроса на инженерно-экологические изыскания, по схеме утилизации нефтешламов, по развитию экологического туризма, по развитию экологического аудита, по реализации экологически безопасной продукции (включая продукты питания).

На съезде отмечалось, что при низких темпах развития рынка в сфере окружающей среды экономика республики не сможет подготовиться к вступлению России в ВТО, и что РБ отстает в разработке нормативной базы в этой сфере от развитых субъектов федерации.

«Красной нитью» в выступлениях предпринимателей экологов РБ прозвучал тезис, что отношение со стороны органов власти, органов местного самоуправления и, что парадоксально, со стороны государственных контролирующих органов к экологическим предпринимателям значительно хуже, чем к предприятиям-загрязнителям.

В частности, отмечалось, что значительным тормозом природоохранных проектов является механизм государственной экспертизы. К примеру, для строительства газовой автозаправочной станции (при очевидной экологической эффективности), требуется 17 согласований и экспертиз, 116 документов и на преодоление этих бюрократических барьеров уходят годы и наличные средства. Нередко наблюдается картина искусственного торможения экологически эффективных проектов со стороны контролирующих органов.

Отсутствие прозрачной и конкурсной процедуры инвестирования природоохранных проектов не позволяет успешно внедрять наилучшие существующие технологии, и разработки специалистов и фирм, расположенных в РБ, зачастую находят поддержку лишь за пределами Башкортостана.

В докладах прозвучал тезис и о злоупотреблениях в сфере экологического бизнеса, особенно в коммерческой деятельности по опасным отходам, по разработке нормативов воздействия на окружающую среду и материалов лицензирования на природопользование и обращение с опасными отходами.

Опрос участников съезда показал также их обеспокоенность слабой нормативно- правовой базой в сфере экопредпринимательства, недостаточной эффективностью государственного экологического контроля за предприятиями-природопользователями, отсутствием необходимого информационного корпоративного банка данных, отсутствием единого органа по координации рынка экологических работ и услуг и т.д.

Большинство участников съезда пришли к выводу о необходимости разработки проекта закона РБ «О предпринимательской деятельности, осуществляемой в целях охраны окружающей среды» и проекта программы по поддержке предпринимательства в этой сфере, созданию Реестра экологических предпринимателей РБ, утверждению Перечня видов экологического предпринимательства, проведения конкурсов проектов и т.д.

В соответствии с резолюцией съезда члены секции по предпринимательству Общественного экологического совета МПР РБ провели организационное заседание, утвердили план работы на полгода и процесс вроде бы пошел. Издан сборник материалов съезда, а доработанная резолюция съезда направлена в МПР РБ для рассмотрения. Секция по предпринимательству и Союз экологов РБ также разработали и направили в МПР РБ проекты таких документов, как Положение о Реестре экологических предпринимателей РБ, проект закона РБ «О предпринимательской деятельности, осуществляемой в целях охраны окружающей среды», и другие документы.

Прошел почти год после съезда. Парадоксально, но факт: министерство не рассмотрело Резолюцию съезда и даже не направило резолюцию для рассмотрения в иные органы власти, от которых зависит формирование рынка работ и услуг природоохранного значения. Предложенный секцией по предпринимательству ОЭС МПР РБ план мероприятий по выполнению резолюции министерством так и не утвержден. Не рассмотрены и проекты документов. Учредители съезда не получили даже ответа на принятые решения. То есть министерство в очередной раз сработало на «мероприятие без последствий», основной организатор съезда — Союз экологов РБ — на «корзину для бумажного мусора», а участники съезда-предприниматели еще раз убедились, что их работа и их проблемы государству не нужны.

Эксперты Союза пришли к следующим выводам:

• в республике ни один орган власти не несет ответственность за состояние рынка природоохранных работ и услуг и не имеет прямых полномочий по регулированию этого специфического направления;

• закрытая процедура распределения бюджетных средств на реализацию эффективных природоохранных программ и планов и кулуарные сделки природоохранных органов с предприятиями исключают привлечение каких–либо общественных структур к процессу развития рынка в этой сфере;

• в сфере регулирования экопредпринимательства под лозунгом экологии зачастую просто отмываются деньги, (причем без какого-либо экологического эффекта), процветает коррупция и злоупотребления, и общественный совет выглядит в этой цепи лишним звеном;

• в республике отсутствует внятная инвестиционная политика в отношении природоохранных проектов и внедрения наилучших существующих технологий, в результате чего такие проекты республиканских экопредпринимателей и ученых находят поддержку в основном вне пределов республики;

• каждый контролирующий орган или орган местного самоуправления создает группу особо приближенных коммерческих фирм для навязывания их экологических услуг подконтрольным предприятиям;

• авантюризм и аферы отдельных экопредпринимателей (под патронажем чиновников) лишают положительного имиджа все это направление малого бизнеса;

• развал системы государственного экологического контроля, дублирование и хаос в государственной экологической экспертизе проектов вкупе с вышеназванными причинами снижают престиж экологического контроля и природоохранной работы вообще среди производственных служб по охране окружающей среды и предпринимателей. При такой тенденции слово «экология» в предпринимательской среде будет вызывать все большее раздражение, а сфера экологического предпринимательства останется непрестижной в ущерб государственным и общественным интересам;

• надуманные ограничения в обращении с отходами, в экспертизе экологических проектов, в приеме отчетности, третирование субъектов экологического бизнеса по сравнению с крупными предприятиями-загрязнителями, «крышевание» госорганами «своих» фирм по экоуслугам, необоснованные поборы создают отрицательный имидж государственных природоохранных органов;

• предприятия и субъекты предпринимательства республики проявляют явную робость перед контролирующими природоохранными органами и боятся привлекать юристов или обжаловать незаконные действия этих органов;

• отсутствие государственной экологической политики, недостаточность и противоречивость республиканского законодательства, фактическое отсутствие продекларированных льгот в этой сфере приводят к стагнации рынка природоохранных работ и услуг в РБ.

Приведеу несколько примеров в подтверждение.

Экологический аудит в РБ пережил вторую волну и опять ушел в тень из-за отсутствия нормативно-правовой базы. Так, в текущем году малоизвестная фирмочка с громким названием «Экоаудит» провела аудиторскую оценку химического предприятия — «Уфахимпром». Подписавшие заключение три «аудитора» сделали вывод о незначительности антропогенного влияния данного предприятия (при фактически громадном нанесенном ущербе окружающей среде и здоровью населения), что послужило причиной немедленного прекращения финансирования работ по разработке проекта санации загрязненных территорий Уфы и прилегающих районов. То есть, аудиторы получили деньги за «профессиональную» и нужную заказчику оценку, а договор на разработку проекта ОВОС «Уфахимпрома» на 70 млн. рублей так и остался на бумаге. Безусловно, такое «предпринимательство» наносит колоссальный вред государственным и общественным интересам. К сожалению, тенденция «продажности» некоторых экоаудиторов в республике явно просматривается и усугубляется «покупкой» в Москве удостоверений аудиторов неспециалистами. Руководителям предприятий нелишне будет знать, что в связи с отсутствием законодательного регулирования все удостоверения экоаудиторов не дают никаких прав их обладателям на проведение аудитов, поскольку выдаются неуполномоченными государством организациями. Кроме того, купленными в Москве аудиторскими свидетельствами и удостоверениями пользуются в РБ в основном «специалисты», не способные по профессиональному уровню комплексно оценить даже мелкий антропогенный объект.

Примером авантюрного подхода в данной сфере можно считать практику выдачи региональной общественной организацией «Экологические программы РБ» (президент — И.И.Антоненко) «индульгенций» на «наделение полномочиями осуществления деятельности по обращению с опасными отходами» аж на территории «Поволжско-Уральского региона» ( к примеру такое «разрешение» выдано 15 декабря 2005 года за №15\12\2005 ООО «Ратан»). Мало того, что внешний вид такого документа почти идентичен лицензии и имеет брэнд Госкомэкологии РБ, так эта общественная организация еще и присвоила себе государственные полномочия по выдаче (фактически) лицензий на право обращения с опасными отходами.

Отчаявшись найти поддержу в развитии добросовестного экологического предпринимательства в органах государственной власти и управления, Союз экологов РБ заключил договор о взаимодействии с Ассоциацией организаций предпринимательства РБ и создал в этой структуре Комитет по экологии. В функции комитета входит ведение Реестра экологических предпринимателей, экспертная оценка экологичности технологий и проектов инвестиционной деятельности, правовая помощь предпринимателям, осуществляющим экологически эффективную деятельность и т.д. Надеемся, что саморегулируемое объединение предпринимателей сможет отстаивать законные интересы малого бизнеса, контролировать корпоративный кодекс деловой этики и повышать индекс социальной ответственности предпринимателей.

More News

All news