News

Пытки теперь, похоже, разрешены

2001.novayagazeta.ru

Опубликовано: 30/08/2006

Автор: Эрнст Чёрный

Указ президента № 90 от 11 февраля 2006 г. фактически вводит в стране режим глобальной секретности.

Своим Указом президент РФ ввел в действие новый перечень сведений, составляющих государственную тайну, который позволяет чиновникам различных уровней засекречивать практически любую информацию, даже такую, которая не должна засекречиваться в соответствии с законом «О государственной тайне».[1]

Так, например, статьей 46 Указа к государственной тайне отнесены «Сведения о степени обеспечения безопасности населения». Теперь граждане лишены права знать о степени опасности близлежащих производственных объектов, о выбросах и загрязнениях, об опасных продуктах и т.п. Страна фактически возвратилась в дочернобыльские времена. Если точнее, то по уровню секретности мы вернулись в сталинскую эпоху. Это хорошо видно из статьи 39 Указа, которая засекречивает «Сведения, раскрывающие объемы выпуска или поставок стратегических видов сельскохозяйственного сырья». Так как нигде не определено, какие виды сырья являются стратегическими, то это означает, что все отдается в руки чиновников, которые сами вправе определить, что конкретно будет секретным в такой мирной отрасли, как сельское хозяйство. Путь к широким манипуляциям открыт! Никакая общественность теперь об этом не узнает.

Забавно, но секретным, согласно статье 45 Указа, становятся даже сведения «О дислокации, предназначении, степени защищенности объектов административного управления». Такого не было очень давно. Теперь, если гражданин сообщит иностранному корреспонденту, где находится мэрия Москвы, то он может быть обвинен в разглашении государственной тайны, а то еще и в государственной измене!

Удивительной даже в наше странное время всевластия спецслужб является статья 98. Она засекречивает «Сведения, раскрывающие …методы ведения следствия по уголовным делам о преступлениях против основ конституционного строя, безопасности государства, мира или безопасности человечества…». Это означает, что, вопреки УПК РФ, регламентирующего ведение следствия, придуманы какие-то специальные, но скрытые от общества, «методы» ведения следствия. Скорее всего, это те методы (так стыдливо называю пытки), которые применяются и сегодня для добывания нужных показаний. Просто до этого Указа они не имели под собой нормативной базы. Теперь, надо полагать, они станут легитимными. Посмеет кто-нибудь сказать, что нынешние руководители спецслужб плохие ученики товарищей Сталина, Ежова и Берии? Ни в коем случае. Еще 10 января 1939 года в одном из документов ЦК говорилось: «ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружившихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод». Нет-нет, не зря в 98 статье Указа ввернута «безопасность человечества». Когда чекисты начинают заботиться обо всем человечестве или о мире — грядут, похоже, серьезные репрессии. Секретная нормативная база для выбивания показаний уже подготовлена.

Читая статью 18 Указа можно сделать вывод о том, что, несмотря на запрет химического оружия, в стране, все же есть такое оружие, о чем свидетельствует следующая формулировка: «Сведения, раскрывающие боевые, физические, химические или ядерные свойства вооружения, военной техники»… Хорошо бы, пока не поздно, понять, что это за химические свойства вооружений, которые являются секретными?

Большое беспокойство вызывает статьи 2 и 3 Указа. Вполне можно предположить, что власти планируют широкомасштабные боевые действия с применением войск, как на территории РФ, так и за рубежом[2]. В них идет речь не только о контртеррористических операциях, что хоть как-то можно понять, но и о «мероприятиях» (посмотрите, как стыдливо названо применение войск — «мероприятие») по обеспечению защиты от антиконституционных действий и противоправного вооруженного насилия. От кого — в Указе не сказано. Уж, не от народа ли?

Весьма показательно, что секретной стала вся фармацевтическая промышленность. Статья 52 Указа признает государственной тайной «Сведения, раскрывающие производственные мощности, плановые или фактические данные о выпуске, поставках (в натуральном выражении) средств биологической, медицинской или ветеринарной защиты». Оставим этот нормативный пассаж без комментариев. Но все же очень странно, почему выпуск медицинских препаратов должен быть секретным? Думайте, граждане. Думайте, пока не поздно и пока еще есть чем думать.

А вот 59 статья Указа убедительно свидетельствует, что в Кремле, в Минобороне и на Лубянке до сих пор работают колдуны и шаманы, которые водят за нос малокомпетентных чиновников. Только этим можно объяснить, что гидрометеорология и гелиогеофизика стали оборонными науками. Секретными становятся: «Сведения, раскрывающие результаты работ в области гидрометеорологии, гелиогеофизики или специальных геолого-геофизических исследований, проводимых в интересах обеспечения обороноспособности, безопасности государства». Глупость идеологов таких направлений исследований безусловно опасна для страны, науки, ученых и граждан. Опасна и затратна.

Статьи 60 и 61 Указа возвращают нас в докосмический век. Только полное непонимание возможностей космической методов исследования могло позволить признать секретными «Геопространственные сведения по территории Российской Федерации и другим районам Земли, раскрывающие результаты топографической, геодезической, картографической деятельности, имеющие важное оборонное или экономическое значение». К гостайне отнесены и «Геопространственные сведения по территории Российской Федерации и другим районам Земли, раскрывающие результаты деятельности по дистанционному зондированию Земли, имеющие важное оборонное или экономическое значение».

Все эти сведения легко получают страны, занимающиеся космической деятельностью, и никакие национальные запреты и преграды здесь значения не имеют. Признание же секретными сведений по зарубежным территориям, вообще плохо поддается пониманию. Купили вы, скажем, топографические карты по территории Новой Зеландии и извольте на скамью подсудимых по 283 статье УК РФ. Так, что ли?

Науку Указ просто и грубо загоняет в стойло, подконтрольное спецслужбам. Статья 65 Указа говорит, что секретными являются «Сведения о физико-химических явлениях (полях), сопутствующих созданию, производству эксплуатации, перевозке, хранению, реализации или утилизации вооружения, военной техники»… Дело в том, что все, что создается на нашей планете — от автомобиля до ракет и космических аппаратов — совершенно точно соответствует установленным законам физики. Сами эти законы не могут быть военными или гражданскими. И уж совершенно точно известно, что нельзя засекретить какой-либо закон физики, как бы этого ни хотелось генералам или чекистам. Засекретить можно только то, что относится к псевдонауке (какие-нибудь торсионные поля, которые так любят в этих ведомствах, и на которые бесконтрольно тратят народные миллиарды). Попытка засекретить реальные физические законы — глупость власти, реализуемая за счет бесправного налогоплательщика.

Тем не менее, можно считать установленным фактом, что любые новые исследования в области физики, химии, астрономии, метеорологии теперь легко окружить забором секретности. Только чиновнику дано право разрешать публикации или иной свободный обмен научной информацией.

На фоне провальных «шпионских» процессов это вполне понятно: любого ученого можно легко обвинить в разглашении государственной тайны или государственной измене. Похоже, что именно этого и добивались на Лубянке.

Если выражаться мягко, то нужно признать, что Указ не соответствует закону РФ «О государственной тайне». Что более серьезно, то он не соответствует и Конституции страны. В любом случае Указ прямо и грубо нарушает ст.29, ч. 4, Конституции РФ, гарантирующую свободу искать, получать и распространять информацию.

Нет, неспроста в стране вводится система глобальной секретности. Под ее прикрытием можно творить любой произвол и даже охранять «безопасность человечества». Странно только, что справиться с реальным фашистским террором, ставшим повседневной реальностью, чекисты никак не могут. Или не хотят?


1. Статья 7. Сведения, не подлежащие отнесению к государственной тайне и засекречиванию. Не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения: о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях, а также о: стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях; о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, а также о состоянии преступности; о привилегиях, компенсациях и льготах, предоставляемых государством гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям; о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина; о размерах золотого запаса и государственных валютных резервах Российской Федерации; о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами.

Должностные лица, принявшие решения о засекречивании перечисленных сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений, составляющих государственную тайну, несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба. Граждане вправе обжаловать такие решения в суд.

2. Сведения, раскрывающие планы применения войск в мирное время в специальных (контртеррористических) операциях или мероприятиях по обеспечению защиты государства, общества и личности от антиконституционных действий и противоправного вооруженного насилия.

Комментарий юриста:

В соответствии со ст. 90 Конституции РФ президент издает указы и распоряжения, которые обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации.

В соответствии со ст.19 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу для России 23 марта 1976 года, «каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи». Пользование правами налагает особые обязанности и ответственность. «Оно может быть сопряжено с некоторыми ограничениями, которые установлены законами и являются необходимыми:

• для уважения прав и репутации других лиц,

• для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения».