News

Обзор ноябрьских событий, связанных с атомной энергетикой — часть 2

Publish date: 25/11/2007

Written by: Владимир Сливяк

Новые реакторы в России и Казахстане, инциденты на ВВЭР-1000 и "арбузные корки" Белоярской АЭС.

Инциденты на АЭС

25 ноября в 6 часов 11 минут единственный энергоблок Волгодонской АЭС был отключен от сети действием электрической защиты трансформатора блока. Причины отключения устанавливаются, сообщают «Вести-РТР». Радиационный фон на АЭС и прилегающей территории находится на уровне, соответствующем нормальной эксплуатации энергоблока и не превышает естественных фоновых значений, сообщили в отделе информации Волгодонской АЭС.
24 ноября вследствие аварии остановлен один из блоков болгарской АЭС Козлодуй, сообщает Франс-Пресс. Как сообщили представители руководства АЭС, причиной остановки реактора стала незначительная утечка нерадиоактивного пара в помещении центрального пункта управления станции. Как сообщает Newsru.com, 1 сентября на этой станции также произошло аварийное отключение реактора по неустановленным причинам. На станции в Козлодуе размещено шесть реакторов ВВЭР — четыре мощностью 440 МВт каждый и еще два по 1000 МВт, аналогичные Волгодонскому. Четыре блока, признанные устаревшими и опасными, по требованию Евросоюза, членом которого Болгария стала 1 января 2007 года, были выведены из эксплуатации.

Новые АЭС – нужны ли они?

Власти Краснодарского края не исключают возможность строительства в регионе атомной электростанции. Об этом 23 ноября заявил губернатор края Александр Ткачев на церемонии, посвященной началу строительства парогазовой установки ПГУ-410 на Краснодарской ТЭЦ, передает «Интерфакс-Юг». По данным администрации края, в настоящее время регион является одним из самых динамичных и энергоемких регионов России. Здесь активно развиваются промышленность, аграрный комплекс, курортный сектор, ведется подготовка к Олимпиаде 2014 года. Однако при годовом потреблении около 80 млрд кВт.ч электроэнергией собственной генерации край покрывает только 35% этого объема, остальные 65% поступают извне. Интересно, что с точки зрения энергетиков юг России является энергоизбыточным регионом. Об этом в частности заявлял Андрей Бугров, председатель совета директоров ОГК-3, в интервью газете «Время Новостей» от 23 ноября, которое было посвящено вопросам целесообразности размещения электростанции в различных регионах России. 

На территории Костромской или Ярославской областей собираются строить АЭС

Председатель совета директоров ОГК-3, управляющий директор «Интерроса» Андрей БУГРОВ дал интервью газете «Время Новостей» после утверждения поправок к инвестиционной программе, включающей строительство нескольких российских электростанций. ОГК-3 – первая  крупная генерирующая компания, контроль над которой перешел частному инвестору, «Норильскому никелю». В интервью Бугров отметил, что «на территории Костромской или Ярославской области «Росэнергоатом» собирается строить АЭС», что лишает смысла план  строительство 800 МВт мощностей на Костромской ГРЭС.  Кроме того, есть серьезные сомнения в том, что Дальнему Востоку потребуется тот объем мощностей, который запланирован к строительству: «Заканчивается строительство Бурейской ГЭС, «Росэнергоатом» раздумывает, чтобы в том же регионе построить АЭС, у нас (у ОГК-3. — Ред.) там Харанорская и Гусиноозерская ГРЭС, и мы должны ставить на Харанорской один или два энергоблока. А если не будет читинского проекта развития и разработки пяти месторождений медных и полиметаллических руд (там железная дорога строится, идет финансирование из инвестфонда порядка 2 млрд долл.), то не будет и масштабного роста спроса.»

В целом по стране, считает Андрей Бугров, «тот объем мощности, который будет построен, будет превышать потребление». А стране не нужны «электростанции-памятники».

«Арбузные корки» Белоярской АЭС

Как сообщило информационное агентство «УралПолит.Ru», 21 ноября Управление Ростехнадзора по УрФО предписало Белоярской атомной электростанции создать службу по обеспечению экологической безопасности. Природоохранные мероприятия на Белоярской атомной станции проводятся на достаточно низком уровне, сообщалось в пресс-релизе. «В настоящее время на предприятии, численность коллектива которого составляет около 2 тыс человек, работает всего 1 эколог», – отметили в пресс-службе управления Ростехнадзора по УрФО.

Однако уже 22 ноября пресс-секретарь руководителя российского Ростехнадзора Евгений Аношин заявил прямо противоположное: «Белоярская атомная электростанция – это предприятие высокой экологической культуры, где Ростехнадзор не фиксировал случаи негативного воздействия на окружающую среду. На станции соблюдаются нормы промышленной и экологической безопасности, на предприятии ведётся непрерывный мониторинг состояния окружающей среды, на высоком уровне работают службы производственного и экологического контроля».

Оба ведомства сходились в одном: руководители и специалисты атомной станции должны пройти обучение по вопросам экологической безопасности и обращении с опасными отходами. В свою очередь, руководство станции обязано провести экологический аудит и представить в МТУ Ростехнадзора по УрФО планы мероприятий по сокращению выбросов загрязняющих веществ в окружающую среду, отчеты об их выполнении и материалы для получения свидетельств о классе опасности отходов.

Экспертный канал «УралПолит.Ru» попросил сотрудников пресс-служб прокомментировать столь странное несовпадение. «Ничего криминального и экстраординарного на БАЭС обнаружено не было, – говорит сотрудник пресс-службы Ростехнадзора Алексей Шпагин. – Экологические выбросы – так ведь это и арбузные корки могут быть. Там все великолепно, все в полном порядке». Разницу между формулировками «природоохранные мероприятия проводятся на достаточно низком уровне» и «БАЭС – предприятие высокой экологической культуры» Шпагин объяснил «недосмотром в выпуске информации». «Они в пресс-службе УрФО неправильно сформулировали тезисы, сделали упор не на то», – пояснил Шпагин.

В пресс-службе МТУ Ростехнадзора по УрФО поддерживают Шпагина: «На плановом совещании, о котором упоминалось в пресс-релизе, не было ничего чрезвычайного. В деятельности предприятия самой высокой культуры можно найти недочеты. Это досадное недоразумение, не более того». Добавим, что старый, «неполиткорректный» пресс-релиз на сайте Ростехнадзора по УрФО 22 ноября оперативно заменили на новый.

Для того, чтобы все-таки разобраться, что за «арбузные корки» появились на Белоярской АЭС, пришлось заглянуть в ежегодный отчет Ростехнадзора за 2006. Вот что там обнаружилось: «Из нерешенных вопросов, связанных с хранением отработавшего ядерного топлива, остаются: Белоярская АЭС (блоки № 1, 2): отсутствие вывоза отработавшего ядерного топлива с территории АЭС; отсутствие хранилища для ОТВС реакторов АМБ; удаление просыпей отработавшего ядерного топлива из оборудования и коммуникаций энергоблоков». Сомневаюсь, что бы еще хоть на одной АЭС отсутствовало хранилище для ядерных отходов. А россыпи ядерных отходов на оборудовании, это по-моему, вообще за гранью. Это на стр. 45, если что.

Весной 2008 года на Белоярской атомной станции пройдет проверка соблюдения требований природоохранного законодательства. Она будет «тщательной и основательной», сообщили в пресс-службе ведомства.

Казахстан планирует строить построить АЭС, которой нет даже на бумаге

На прошлой неделе представители атомной промышленности России и Казахстана обсудили строительство новой атомной станции в Актау. Оказалось, что уже в 2015-2016 гг в Казахстане планируется ввести в строй два энергоблока типа ВБЭР-300. Однако на данный момент техническая документация для строительства станции отсутствует.

Об этом еще в прошлом году рассказывал первый заместитель директора, главный конструктор ОКБМ им. И.И. Африкантова Виталий Петрунин, курирующий проекты реакторов малой и средней мощности. По его словам, на разработку документации потребуется не менее 3 лет и 60-70 млн долл. Судя по последним сообщениям из Казахстана с прошлого года ситуация с места так и не сдвинулась, т.е. проекта по-прежнему нет.

В ходе заседания межведомственной комиссии по вопросу ускорения реализации проекта строительства АЭС 22 ноября выступил президент национальной атомной компании "Казатомпром" Мухтар Джакишев. По его словам, предполагаемый срок проектирования и строительства АЭС с двумя блоками — 108 месяцев, или 9 лет. Ранее был разработан сетевой график, согласно которому работы по строительству АЭС должны были начаться уже в 2007 году, и к 2013 году должен быть запущен первый блок.

"Однако из-за юридических и бюрократических проволочек, задержки финансирования и до сих пор окончательно не решенного вопроса по строительству АЭС в Актау реализация проекта отодвинулась на два года. А это, в свою очередь, из-за дефицита энергомощностей может повлиять на развитие западного региона страны", — пояснил М. Джакишев. Он также подчеркнул, что после принятия постановления правительства РК будет заключено межправительственное соглашение между Казахстаном и Россией, которое позволит определить права собственности атомной станции. Постановление и межправительственное соглашение позволят "Казатомпрому" начать переговорный процесс со своими коллегами и партнерами по реализации этого проекта, передает «Казахстан сегодня».

По информации «Казатомпрома», срок окупаемости капитальных вложений — 8 — 10 лет от начала эксплуатации. Себестоимость в текущих ценах будет уточнена на этапе разработки ТЭО в 2008 году.

По словам Виталия Петрунина, «ВБЭР-300 не требует сразу таких больших капиталовложений, как ВВЭР-1000. По сравнению с «тысячником» энергоблок ВБЭР-300 стоит в два раза меньше». Таким образом, станция с двумя ВБЭРа может стоить до 2 млрд долл, если ориентироваться на те расчеты, которые Росатом применяет в зарубежных контрактах.

More News

All news