News

Мы потеряли корюшку из-за отсутствия закона о берегах?

Bellona

Опубликовано: 07/03/2012

Над комплексами исторических дворцово-парковых ансамблей города Ломоносова нависла угроза уничтожения. Практически вырублена 300-летняя Поварская дубовая роща, посаженная по указу Петра Великого - памятник историко-культурного наследия ЮНЕСКО, наполовину погиб планируемый заказник «Плавни Кронштадской колонии». и т.д. Все эти и другие объекты сотрет с лица земли новый порт «Бронка».

Мега-проекты в Финском заливе

Его строительство развернулось на берегу Финского залива. Мощность I очереди ММПК — 1,45 млн  TEUs (двадцатифутовых) контейнерных и 260 тыс. единиц накатных грузов. В дальнейшем планируется увеличить мощность комплекса до 1,9 млн TEUs в год.  Это грандиозный проект, площадь которого вместе с портовыми сооружениями, складами, транспортными развязками составит более 200 га. Длина причальной линии контейнерного терминала составит 1176 м (5 причалов),  терминала накатных грузов – 630 м (3 причала). Порт превратит уютный и пока зеленый Ломоносов в портово-транспортный узел. Проект строительства порта «Бронка» и рабочая документация выполнены ГТ «Морстрой». Генеральный подрядчик строительных работ — ЗАО «Балтстрой». Объем частных инвестиций на полное развитие проекта составит 43,8 млрд руб. За период 2009-2011 гг. инвестором вложено уже более 3 млрд руб.

Не менее грандиозный по своим масштабам проект осуществляется и под Сестрорецком, где начался  намыв 377 гектаров территории. Осуществление проекта   способно повлиять на экологическую ситуацию в заливе, нанести вред водным экосистемам, изменить к худшему условия жизни десятков тысяч людей.

Реализацией этого проекта занимается ООО «Северо-Запад Инвест», связанное с группой «Новатэк» Леонида Михельсона. По различным оценкам, общий объем инвестиций в проект составит около $4-5 млрд. В проектировании и строительстве дорожной и инженерной инфраструктуры собирается участвовать город – соответствующее постановление городского правительства было принято в августе 2011 года.

Неуправляемый техногенез

Неуправляемым техногенезом назвал нынешнюю ситуацию с береговыми зонами Санкт-Петербурга  доктор геолого-минералогических наук, профессор, академик РАЕН Спиридонов Михаил Александрович.  На пресс-конференции «Береговую линию Петербурга – под защиту закона», состоявшуюся на днях в Институте региональной прессы, обсуждали геологические особенности береговой зоны Петербурга, которые, как правило, игнорируются застройщиками.

— Как показывают исследования, 80% береговой зоны Санкт-Петербурга – зона размыва, то есть разрушения береговой линии. На отдельных участках Финского залива вблизи Санкт-Петербурга линия берега отступает в сторону суши со скоростью от десятков сантиметров до нескольких метров в год. Здесь возможны оползни, осыпи и другие эндогенные (не зависящие от деятельности человека) процессы, – говорит Спиридонов. — Вместе с тем никто не вкладывает средства в берегоукрепительные работы.

Кроме того, регион Балтийского моря по геологическим меркам очень молод, и его развитие продолжается. Теоретически в нем не исключены даже  землетрясения. В летописях сохранились упоминания о разрушительных землетрясениях 8-12 веков.  Не исключено, что они могут повториться. К примеру, несколько лет назад под Калининградом были зафиксированы сильные подземные толчки.

В конце февраля 2011 года на севере Петербурга также фиксировались подземные толчки. Причина этого явления осталась неизвестной. Геофизики говорят, что толчки могли произойти в результате движения земной коры. Причиной этого явления могли быть, например, снежные массы, давящие на поверхность земли, антициклон, усиливающий это воздействие. Земля полна пустот, из которых предыдущим жарким летом могла испариться влага. По мнению ученых, вследствие этого происходит схлопывание земной коры, которое и является тем самым землетрясением.

Геологическое изучение Санкт-Петербурга продолжается, а вот береговая зона вокруг города исследована меньше всего. Подводная же часть не изучается вовсе. Из процесса освоения береговых зон, к сожалению, выпадает блок научного обоснования: «Прежде чем намывать, обратитесь вначале к ученым!» — призывает ученый.

Прощай невская корюшка?

Начало амбициозным масштабным проектам на берегах Финского залива было положено в 70-х годах прошлого века. Сейчас многие из этих объектов завершены, либо находятся в стадии строительства – Комплекс защитных сооружений, порт в Усть-Луге, Западный скоростной диаметр, «Морской фасад», «Северный поток», нефтеналивной терминал в Приморске — всего 13 объектов.

Песок для строительства добывали в заливе же, а это места нерестилищ ценных пород рыб и остановки перелетных птиц, в том числе занесенных в Красную книгу. Намывы и особенно работы по дноуглублению ведут к появлению взвеси мелкодисперсных частиц глины и песка, которые не оседают годами. Частицы этой взвеси губят водные растения, мелкие донные организмы, убивают икру рыб. Алексей Неелов, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Зоологического института РАН, ознакомил журналистов с данными, указывающими на катастрофическое лавинообразное сокращение запасов рыб в Финском заливе.

К примеру, если в довоенные годы в заливе вылавливалось до 4206 тонн корюшки, то после ликвидации заливных нерестилищ в 90-е годы ее количество уменьшилось до 1266 тонн, а в конце 90-х – до 360 тонн. В 2008 году во всем Финском заливе вылавливалось всего 99,8 тонн корюшки. Так что о любимом петербуржцами «Празднике корюшки» скоро можно будет забыть. И это все результаты отсыпки грунта, заиления, добычи песка. Особенный вред местному биоценозу был нанесен при засыпке «Морского фасада». В 2008 году муть через створы ворот дамбы дошла до Финляндии.

Корюшка как вид сохранится, но в Финском заливе, по словам Алексея Неелова уже не восстановится никогда.  

Необходим Закон о берегах

Михаил Спиридонов убежден, что необходимо создать Государственный кадастр берегов России, тем более, что у нас самая длинная и самая разнообразная береговая зона в мире. Изучение и анализ геологии и морфологии береговой зоны позволит определить наиболее опасные районы, а значит, по возможности избежать катастрофических явлений.

Также, по мнению ученого, необходимо принять закон «О берегах» и на его основе создать систему берегозащиты и берегоукрепления. Тогда мы получим гарантии, что геологическая опасность не перейдет черту катастрофы. В конце концов нам надо понять – выдержат ли такую техногенную нагрузку берега Финского залива?  В настоящее время нет ни одного – построенного по толковым научным обоснованиям – объекта берегозащиты, а те, что построены – не защищают, а разрушают береговую зону Финского залива.

В какой-то степени определенность в эксплуатации береговой зоны вносят Водный и Земельный Кодексы РФ.  Однако в спорах вокруг таких амбициозных проектов как Сестрорецкий намыв («Новый берег») и порт «Бронка» они вряд ли способны разрешить все возникающие правовые коллизии. К примеру, такой устоявшийся во всем мире термин как «ландшафтный сценарий» в наших законах не встречается нигде. А ведь ландшафтный дизайн прибрежных территорий – это едва ли не единственный экологически приемлемый вариант решения проблем береговых зон, по крайней мере, исходя из мировой практики. 

Валерий Иванов